1

Фрустрация + бизнес = MOOC

Ханс Клеппер, основатель образовательной платформы Iversity

Опубликовано: 05.02.2015


Основатель Iversity Ханс Клеппер рассказал Edutainme, стоит ли запускать масштабный образовательный проект, будучи фрустрированным студентом, о конкуренции и страхах лекторов, а также о том, когда появятся профессиональные обозреватели MOOC, работающие как литературные и кинокритики.

— Как, на ваш взгляд, MOOC будут развиваться ближайшие пять лет?

— Уже сейчас это довольно сложное явление, существует много разных вариаций: например, есть MOOC без начала и конца или курсы, организованные событийно. Такое разнообразие размывает границы понятия, поэтому целесообразнее говорить об онлайн-образовании в целом. Здесь мы работаем по двум основным направлениям.

Во-первых, нужно помочь университетам включить онлайн-курсы в уже существующую систему высшего образования: организовать перевод материала в цифровые форматы, пересмотреть процедуру оценивания, сделать процессы более понятными и надёжными. Благодаря Болонскому процессу в Европе с этим проще. Сейчас речь идёт о том, чтобы выстроить единый академический рынок онлайн-образования, что-то вроде цифрового аналога программы Erasmus. Для этого необходимы доверительные связи между университетами и платформами, предоставляющими курсы. Пока университеты, к сожалению, воспринимают онлайн-курсы исключительно как рекламу своих традиционных программы. Мало кто из академического сообщества осознаёт потенциал этого формата. А ведь MOOC могут способствовать развитию исследовательской практики студентов, влияют на качество преподавания — лектор в любой точке мира попадает в условия жёсткой конкуренции. Если его лекции недостаточно хороши, студенты могут уйти в онлайн к лучшим педагогам. Но в полной мере эти возможности проявятся только после полной интеграции онлайн-образования в существующую систему.

MOOC влияют на качество преподавания — лектор в любой точке мира попадает в условия жёсткой конкуренции. Если его лекции недостаточно хороши, студенты могут уйти в онлайн к лучшим педагогам.

Во-вторых, вследствие своей популярности, онлайн-образование развивается как бизнес. Если сейчас все сфокусированы только на продаже сертификатов, то в будущем онлайн-курс может стать многослойной услугой, где сертификат — это только середина. Уже сегодня мы предлагаем что-то большее вроде тьюторского сопровождения для слушателей курса или семинаров в небольших группах с лектором. При этом само содержание курсов останется открытым и бесплатным. Но количество и качество дополнительных услуг в этой сфере будет только расти в ближайшие годы.

— Пути развития и конечные цели онлайн-образования могут существенно различаться в зависимости от взглядов тех, кто о них говорит. Что важнее: продвижение университетов, углубленная подготовка дипломированных специалистов, развитие новых форматов?

— Я не думаю, что эти цели противоречат друг другу. Возьмем продвижение университетов: у нашей платформы есть много партнёров, у каждого из них собственные приоритеты. Некоторые университеты платят за размещение своих онлайн-курсов исключительно в просветительских целях, так как не нуждаются в рекламе. На одном сайте могут быть разные курсы — от общеобразовательных до углублённых. Более того, каждый слушатель проходит курс в собственных целях. Это может быть даже учитель, который посмотрел несколько лекций, чтобы перенять педагогический или ораторский опыт. Те, кто увлекается статистикой и пресловутыми 10% (процент закончивших курс от числа зарегистрировавшихся), склонны забывать об этом разнообразии.

Для меня главная цель состоит в том, чтобы придать онлайн-курсам авторитет в глазах самых убеждённых скептиков. И совершенствование методов оценивания и сертификации за успешное прохождение MOOC является одним из самых важных шагов на пути выполнения этой задачи.

Каждый слушатель проходит курс в собственных целях. Это может быть даже учитель, который посмотрел несколько лекций, чтобы перенять педагогический или ораторский опыт.

— К слову, об оценивании: кто может выступать в роли эксперта, выносящего вердикт о качестве онлайн-курса? Слушатели или эксперты по теме курса? Ведь популярность среди слушателей не всегда соотносится с качеством материала.

— Разумеется, ещё до запуска любого курса мы должны удостовериться в его качестве у экспертов и исследователей по той теме, которой он посвящён. Это работает примерно как рецензирование научных статей, но в случае с MOOC проводится на всех этапах, начиная от тематического плана будущего курса. Мы работаем с авторитетными университетами и профессорами с хорошей научной репутацией. В противном случае нам пришлось бы завести комнату с мудрецами, способными оценить курс на любую тему — от химии до философии.

Отбор происходит даже на внутреннем уровне: только действительно увлечённые и уверенные преподаватели решаются выйти со своим курсом в публичную зону и на неограниченную аудиторию. Они же могут и опозориться перед сообществом коллег.

Главным мотивом создать Iversity стала фрустрация, вызванная опытом обучения в пяти рвзных институциях

— Я имел в виду скорее аналогию с кино, где есть, с одной стороны, зрительские рейтинги на рекомендательных сервисах, а с другой — рецензии профессиональных критиков. Можно ли представить что-то подобное с MOOC?

— По мне, всё это уже и так работает. Обсуждения слушателей никак особо организовывать не надо, курсы обсуждают как на форумах, так и на самих MOOC-платформах. А также есть вы, ребята — СМИ про образование, в которых время от времени публикуются обзоры онлайн-курсов. Хотя сейчас накопился уже квадриллион MOOC на самые разные темы и, возможно, впору организовывать отдельные рекомендательные сервисы для них. И именно из-за проблемы навигации в бесконечном количестве образовательного контента Coursera и EdX так тщательно отбирают партнеров.

— В чём был главный мотив запуска Iversity — уверенность в потенциале рынка онлайн-образования или социальная ответственность и филантропия?

— Я бы сказал, что это была фрустрация, которую вызвал мой опыт обучения в пяти институциях в трёх разных странах. Везде технологии использовались по минимуму. Я видел, как запускался и развивался Facebook, YouTube и другие интернет-проекты, а университеты оставались прежними, игнорируя потенциальные обновления. Это вводит в недоумение: получается, что интернет — это детище образования, которое революционизировало все сферы общества, кроме образования. До недавнего времени единственной интернет-технологией в любых образовательных учреждениях была электронная почта. Посмотрев на всё это, мы с моим другом-единомышленником запустили Iversity. Мы заняли первое место на конкурсе студенческих инициатив с идеей онлайн-платформы с курсами университетского качества. Чуть позже мы получили денежный грант от государства, позволивший нам заняться проектом как основной работой. Это было что-то около двух тысяч евро. А теперь, после серии договорённостей и инвестиций, Iversity стал платформой, с которой сотрудничают десятки европейских университетов и которой пользуются сотни тысяч людей со всего мира.


Алексей Морозов