1

Чем дольше студент учится, тем больше он обманывает

Почему университет в России развивает нечестность и как с этим бороться

Опубликовано: 12.11.2018


Почему во время обучения российские студенты начинают больше списывать, что не так с российскими университетами и главное: как с этим бороться? Edutainme перевели статью Игоря Чирикова и Евгении Шмелевой об академическом мошенничестве.

Академическое мошенничество студентов — один из самых больших вызовов, стоящих перед российской системой высшего образования. В 2014 году практически половина студентов ведущих российских университетов признавались, что списывали на экзаменах. Международные сравнительные исследования показывают, что в России студенты относятся к нечестности терпимее, чем студенты других стран.

Не вполне ясно вот что: студенты списывают в университете, потому что привыкли к этому еще в школе, или они начинают делать это активнее во время обучения в вузе?

Студенты списывают в университете, потому что привыкли к этому еще в школе, или они начинают делать это активнее во время обучения в вузе?

Существующие американские исследования единогласно приходят к выводу, что университет способствует нравственному развитию — чем старше студент, тем реже он прибегает к академическому мошенничеству. Исследователи объясняют это не только взрослением студентов, но и тем, что вузы продвигают честное отношение к обучению. Например, создают этические кодексы — своды норм и правил честного поведения в университете.

Что же происходит в России? Попытаемся найти ответ с помощью данных двух обширных студенческих опросов, проведенных недавно в российских университетах.

Первый опрос был проведен в 2014 году в рамках ежегодного проекта «Мониторинг экономики образования» и охватил 2 200 студентов бакалавриата разных университетов и специальностей. Второй опрос прошел в 2015 году как часть исследования образовательных достижений студентов-инженеров, проведенного Институтом образования ВШЭ. На вопросы ответили 2 300 первокурсников и третьекурсников инженерных специальностей.

От плохого к худшему

В опросе Мониторинга экономики образования студентам задали два вопроса. Во-первых, списывали ли они на экзаменах в прошлом учебном году. Во-вторых, использовали ли они в письменных работах чужие идеи, написанные своими словами, или фрагменты чужих текстов без указания ссылки на источник.

Списывание больше распространено среди старшекурсников.

Около 30% студентов отметили, что списывали на экзамене. Однако, есть большое различие между студентами младших и старших курсов. Из первокурсников в списывании признались 17%, а на четвертом курсе вдвое больше — 36%. Разрыв немного меньше для плагиата: 24% на первом курсе и 34% на четвертом. Это значит, что списывание больше распространено среди старшекурсников.

В исследовании 2015-го года участвовали первокурсники и третьекурсники инженерных направлений. Их отношение к списыванию измеряли с помощью непрямого вопроса: как следует поступить преподавателю, если он поймает студента за списыванием?

И снова, терпимость к академическому мошенничеству растет во время учебы. Терпимое отношение показали 82% первокурсников и 88% студентов третьего курса. Обе цифры велики, так что кажется, что в вопросах академического мошенничества российские студенты идут от плохого к худшему.

Что не так с вузами?

Данные двух опросов показывают, что российские вузы неявно поощряют академическое мошенничество среди студентов. За время обучения в университете студенты больше прибегают к обману и терпимее относятся к нему.

Российские вузы неявно поощряют академическое мошенничество среди студентов.

Можно выделить как минимум четыре особенности российской системы высшего образования, которые способствуют академическому мошенничеству студентов.

Первое: вузы не продвигают ценности академической честности. В большинстве российских университетов нет этических кодексов. Студенты не знают, что можно считать академическим мошенничеством, а что нет. Это особенно ярко проявляется, когда речь идет о плагиате. Преподавателям зачастую не сообщают о том, как им следует реагировать на списывание и плагиат. Обычно они ведут себя довольно терпимо.

Второе: у преподавателей нет стимула бороться с академическим мошенничеством. Бюджет университетов во многом зависит от количества студентов, поэтому университетам невыгодно строго реагировать на академическое мошенничество. Например, отчислять студентов, в работах которых обнаружен плагиат (что является распространенной мерой наказания в американских университетах).

Третье: у честных студентов нет стимула поддерживать академическую честность среди одногруппников, сообщая о списывании. Студенты в России учатся в группах по 20-25 человек, состав которых остается почти неизменным до завершения обучения. Из-за этого у студентов развивается чувство причастности к группе и сильное чувство солидарности. Списать для них — менее неэтично, чем сдать приятеля или отказать в помощи соседу по парте. Это резко контрастирует с ситуацией в США, где студенты не образуют такие учебные группы, и чаще сообщают о нарушении однокурсников.

В большинстве российских университетов нет этических кодексов. Студенты не знают, что можно считать академическим мошенничеством, а что нет.

Четвертое: устаревшие методы преподавания и оценивания. Учебный процесс в России заточен на воспроизведение знаний. Студенты проводят много времени на лекциях, где пишут конспекты или фотографируют слайды презентаций в PowerPoint. Их главная учебная цель — запомнить материалы и воспроизвести их на экзамене так, как хотят преподаватели. Так что ничего удивительного в том, что шпаргалки и списывание во время экзамена и подготовки письменных работ так широко распространены.

Что делать: реактивный или проактивный подход?

Государственные управленцы и  администраторы университетов могут предпринять довольно широкий спектр действий, чтобы сократить масштаб академического мошенничества.

Цель реактивного подхода — повысить цену списывания с помощью более тщательного наблюдения за студентами во время экзаменов и более суровых санкций за нарушения. Дальше всего в этом направлении продвинулись в Китае: списывание на национальном экзамене «гаокао» (gaokao) может закончиться уголовным преследованием.

В Китае списывание на национальном экзамене может закончиться уголовным преследованием.

Проактивный подход развивает культуру академической честности и подчеркивает, что ее поддержание — обоюдная ответственность и студентов, и преподавателей, и администрации. Этот подход тоже делает списывание дорогим удовольствием, но через просвещенческий компонент.

Уменьшить количество экзаменов, от которых зависит бо́льшая часть оценки, ввести курсы по академической и исследовательской этике, изменить критерии оценивания — все это может повлиять на честность студентов и университетов в долгосрочной перспективе. Похоже, что российскому высшему образованию нужны оба подхода, чтобы обратить вспять тревожную тенденцию растущей студенческой нечестности.

Уменьшить количество экзаменов, от которых зависит бо́льшая часть оценки, ввести курсы по академической и исследовательской этике, изменить критерии оценивания — все это может повлиять на честность студентов и университетов в долгосрочной перспективе.

Недавно созданное Министерство науки и высшего образования России должно сделать приоритетной борьбу с академическим мошенничеством, поскольку списывание и плагиат препятствуют развитию человеческого капитала.

Российское высшее образование — вертикально выстроенная система. Университетам зачастую нужен сильный сигнал от министерства, чтобы сделать проблему академического мошенничества приоритетной. Министерству следует стимулировать вузы разрабатывать и внедрять инициативы против академического мошенничества. С одной стороны, это могут быть этические кодексы и курсы об исследовательской этике. С другой — более строгие наказания за обман и плагиат и более гибкие методы оценивания.

Университеты должны создать структуру поддержки для преподавателей и студентов, которые сообщают об академическом мошенничестве.

Наконец, университеты должны создать структуру поддержки для преподавателей и студентов, которые сообщают об академическом мошенничестве. Все эти меры — минимум того, что требуется, судя по состоянию академической честности в российском высшем образовании.

Об авторах

Игорь Чириков — проректор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник Института образования НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра социологии высшего образования Института образования НИУ ВШЭ.

Евгения Шмелева — младший научный сотрудник Центра социологии высшего образования Института образования НИУ ВШЭ.

Текст был впервые опубликован на английском языке в журнале Higher Education in Russia and Beyond.