1

И для школы, и для жизни

Как проект пятиклассника поможет поступить в Гарвард?

Опубликовано: 08.04.2015


Проектная работа и школьные исследования – пожалуй, одна из самых обсуждаемых тем в современном образовании. Несмотря на очевидные плюсы, на практике часто бывает, что исследовательские проекты отнимают много времени от подготовки к экзаменам и вообще плохо вписываются в классно-урочную систему. Борис Беренфельд, основатель международной исследовательской сети GlobalLab, отвечает на наболевшие вопросы и рассказывает о том, почему полезно стать ученым еще в пятом классе.
Борис Беренфельд.

В мире идет настоящая охота за мозгами. В роли охотников – приемные комиссии лучших вузов мира, инновационные стартапы и крупные корпорации. Особым спросом пользуются мозги, которые не просто впитали за школьные годы тонны фактов, определений, имен и дат, а научились использовать полученные знания для решения нестандартных задач нестандартным образом. Ищут тех, кто не боится задавать вопросы и искать собственные ответы, кто умеет быть лидером и работать в команде. Добро пожаловать в XXI век, в котором главные ресурсы – не руда, нефть или газ, а человеческие мозги.

Как отбирают «юные мозги» приемные комиссии Гарвардов или Оксфордов мира – тайна за семью печатями. Известно, что кандидаты должны быть эрудированными, с большим словарным запасом, знанием фактов и базовых научных понятий. Такие вещи легко проверить стандартизованным тестом – например, американским SAT (вроде нашего ЕГЭ). Но это далеко не всё: среди критериев отбора важную, если не критическую роль, играет оценка внешкольных занятий абитуриента. Что, помимо борьбы за максимальные баллы на экзамене, успел сделать в своей жизни кандидат в Гарвард или Оксфорд? Какие исследования он провел, какие открытия совершил? И тут-то, наконец, приходит черед разговору с абитуриентом о его участии в исследовательской деятельности. А откуда ей взяться?

Школьные годы чудесные: от 100 до 0 за пять лет

Ребенок рождается с выраженным исследовательским инстинктом. Еще не начав говорить, разглядывает и ощупывает предметы, пробует на зуб (если он уже есть) и на вкус. Годам к 2-3, научившись речи, ребенок забрасывает родителей самыми разнообразными «почему». По данным исследователей, дети дошкольного возраста в среднем задают около 100 вопросов в день. Правда, к 5-6 классу это проходит, и тогда же у школьников резко снижается мотивация к учебе. Дети смиряются с тем, что мир познается через телевизор, рассказы учителя и чтение учебника. Становится ясно, что рано или поздно в каком-нибудь учебнике найдется ответ на любой вопрос.

Учителям в школе тоже не до исследований. Оценки, опросы, проверка тетрадей, контрольные, подготовка к ЕГЭ… Когда придумывать темы для исследований, искать подходы, обрабатывать данные? А к этому еще добавьте высокую стоимость аппаратуры и трудность привязки проекта к материалам учебника. Несмотря на призывы «сверху», классно-урочная среда во многом остается лекционной и репродуктивно-знаниевой: действует принцип «выслушай – запомни – воспроизведи». В немногих школах находится место конструктивистской модели учения, когда каждый школьник активно участвует в конструировании собственных знаний в ходе исследовательской деятельности.

И всё же…

А вот московскому пятикласснику Мише Драхлеру, если он после школы решит податься в Гарвард или Оксфорд, будет что рассказать приемной комиссии.

Представьте диалог:

Член приемной комиссии спрашивает у Миши:
- Кем вы хотите стать после университета?
- Я хотел бы заниматься исследованиями в области бизнес-процессов.
- А что вы для этого сделали в своей жизни? Почему вы думаете, что эта профессия для вас?
- В 5-ом классе я записался в интернет-сообщество ГлобалЛаб. Это такое место в сети, где можно задать вопрос, на который, скорее всего, никто в мире и ответа не знает, и предложить другим школьникам вместе найти решение.
- И какой же проект вы предложили? - заинтересовалась Приемная комиссия.
- Я думал о том, как школьники могут заработать деньги на нужные им вещи, и решил проверить, правда ли, что многие получили свой первый рубль еще в детстве. Было ли это связано с занятием родителей? Как это отличается по регионам? Влияет ли на выбор будущей профессии? Чтобы найти ответы, я создал проект в ГлобалЛаб – в нем приняли участие более 150 человек.

Идея исследования родилась в Мишиной голове подобно тому, как это случалось с великими учеными. Но у Льва Ландау и Петра Капицы были лаборатории, единомышленники, оборудование, научные журналы, а у Миши ничего этого не было. Зато было куда податься со своей исследовательской идеей.

Мишина лаборатория

В ГлобалЛаб юные исследователи получают всю необходимую инфраструктуру: могут опубликовать цель и задачи своего проекта, создать онлайн-формы для сбора данных, представить результаты в виде диаграмм, графиков или визуализации на карте. А потом анализировать и обсуждать полученные результаты.

Исследовательский проект «Первый рубль» оказался популярным по двум причинам. Во-первых, проблема, где и как заработать первый рубль, затрагивает жизнь каждого школьника. Во-вторых, Мишины вопросы были по-настоящему исследовательские – на них не найдёшь ответ «в два клика». Чтобы стать участником проекта, достаточно заполнить разработанную им анкету. Таких анкет набралось уже больше 150 – это полторы тысячи ответов. Как их все обработать? На помощь приходят виджеты, браузерные программы для анализа и визуализации информации. Давайте вместе поработаем с полученными данными.

Возраст, когда был заработан первый рубль



Графический виджет позволяет собрать данные из анкет и на их основе построить круговую диаграмму. Каждый сектор показывает долю детей в определенной возрастной категории, заработавших первые деньги. Посмотрите на диаграмму. Видно, что 27% опрошенных получили первый рубль еще до школы, 18.2% - в возрасте 10-12 лет, и только 9.5% начали зарабатывать после 16 лет.











Каким образом был заработан первый рубль?



Анализ следующей диаграммы показывает, что примерно пятая часть опрошенных заработали первый рубль помогая по дому, и примерно столько же получили его за хорошую учебу. По 9.5% участников сообщили о бизнесе и производственной практике, еще 4.7% - о гонорарах за заметки в газетах и журналах, 3.4% - о работе нянькой. Другие ответы составили почти треть. Что бы это могло быть?







От цифр – к реалиям жизни

Анализируя анкеты, можно узнать, что стоит за «другими видами первого заработка». Для будущего социолога это богатый материал для размышлений. Вот, например, один пятиклассник «сделал видео на день рождения одной маленькой девочки», и ему заплатили 1800 рублей. А юный предприниматель из Пятигорска «продавал детям фишки в два раза дороже, чем покупал». Девочка Софья заработала первый рубль за выступление и за мужество: «Посреди танца фонограмма остановилась, и мне пришлось не только танцевать, но еще и петь самой».

Можно узнать многое об эпохе из ответов участвующих в исследовании родителей и учителей. Так, учительница из Удмуртии, заработала первые деньги, собирая для колхоза во время каникул лекарственные травы: «Травы засушивали на чердаке фермы. А телятницы использовали их в течение года для лечения телят <..> на эти деньги я купила свой первый калькулятор». Учитель начальных классов из города Курган рассказала, что подрабатывала в 10-12 лет, «собирая и сдавая старое тряпьё и макулатуру». Еще интересней, куда пошли полученные средства: «Заработанные деньги мы тратили на покупку призов малышам. Жили двором дружно, устраивали для малышей своего и соседних дворов различные соревнования. Для награждения своими руками делали открытки, а на заработанные деньги покупали значки победителям».

Социология и география



В Мишином проекте есть и любопытные социально-географические данные, анализ которых позволяет предположить, что в разных регионах дети по-разному зарабатывают первый рубль (возможно, в зависимости от уклада и традиций). На рисунке видны цветные круги – в каждом агрегировано много индивидуальных ответов. Ярко-зелёная расцветка кругов – помощь по хозяйству и работа «нянькой», ярко-красная – бизнес. Видна «широтная зависимость».





Недостаточно данных

Профессиональным ученым хорошо знакомо состояние, когда эксперимент проведен, но данных не хватает для того, чтобы сделать четкий вывод. Анализ полученных в Мишином исследовании данных показывает, что их недостаточно, чтобы сделать вывод о связи между «первым рублём» и будущей профессией. Наверное, стоит продолжить исследование. А о результатах можно поспорить в форуме, который есть у каждого проекта в ГлобалЛаб – там же есть и авторский блог.

О ГлобалЛаб

Чтобы создать и опубликовать исследование в ГлобалЛаб, достаточно зарегистрироваться на сайте. Можно начать не с проекта, а ограничиться публикацией идеи и посмотреть, кто ее поддержит. Затем идею стоит хорошенько обсудить, чтобы потом приступить к разработке проекта вместе с единомышленниками. На данный момент в библиотеке ГлобалЛаб опубликовано около 800 проектов, созданных школьниками. Есть групповые и даже семейные проекты. Многие созданы учителями, учеными и профессионалами. Все публикации просматриваются модераторами, в роли которых чаще всего выступают преподаватели. Они следят за тем, чтобы среда для общения и исследований была дружественной, помогала творчеству, а не отталкивала от него.

Чтобы стать «новым знанием», информация, полученная одной лабораторий или одним ученым, должна быт, подтверждена и перепроверена в других лабораториях мира. Ученые рецензируют и критикуют работы друг друга, пытаются найти в них ошибки. Они это делают не из вредности, а потому что всеми ими руководит общая цель — установление научной истины. Вот эта самая суть научного поиска мало отражена в повседневной школьной рутине. Как правило, лабораторные работы в школе преследуют цель закрепления пройденного материала. И вот ученики в миллионный раз «закрепляют» в своей голове, что «сила тока в проводнике прямо пропорциональна напряжению и обратно пропорционально его сопротивлению». Надолго ли?

В отличие от школьных лабораторных, ГлобалЛаб стремится вывести школьников на дорогу самостоятельного поиска нового знания: помочь им находить ответы на вопросы, которые наверняка не раз будет им подбрасывать жизнь. Ведь чем бы мы ни занимались в жизни – мы постоянно выполняем проекты, для решения которых необходимы навыки исследователя. Чем раньше дети пойдут по этой дороге, тем легче им будет и в университете, и в жизни.

Появились вопросы? Обсудить проблему с автором можно на наших страницах в соцсетях – ВКонтакте или Facebook .

Борис Беренфельд