1

Edtech Insight: комментарии

Опубликовано: 27.01.2016


Edtech-Инсайт — всероссийское исследование современной системы школьного образования, проведенное журналом Edutainme совместно с сетью Дневник.ру и Институтом психологии РАО. Как его результаты комментируют эксперты?

АНДРЕЙ СИДЕНКО, учитель информатики, обладатель премии «Учитель года–2013»

— Абсолютное большинство учителей и преподавателей пользуются социальными сетями в учебных или организационных целях. При этом крупнейшие российские сети не предлагают инструментов для образования, а специализированных сервисов почти нет. Как Вы считаете, насколько велик потенциал бриколажа в образовании, то есть использования тех инструментов и технологий, что не задумывались изначально для учебных целей?

На мой взгляд, потенциал таких сервисов очень велик, потому что большинство из них предназначены для повседневной жизни, общения, обмена информацией и прочно вошли в нашу жизнь. К сожалению, немногие педагоги задумываются над вопросом применения этих сервисов в образовательной практике, хотя пользуются ими каждый день. При этом многие образовательные компании имеют свои группы для поддержки пользователей: это возможность получить обратную связь, изучить мнение, чтобы развивать различные направления своей деятельности.

Все сервисы, изначально задуманные для общения, хорошо работают и в области образования. Например, Skype in the classroom объединяет миллионы учителей и учеников по всему миру. Преподаватели могут использовать социальные сети для своей работы, исследования проблем, изучения понятий и явлений: размещать мультимедийный материал, получать комментарии, вести групповую переписку. Игра Minecraft стала отличным инструментом для изучения биологии, географии и химии, а на Youtube можно не только смотреть развлекательные видео, но и выкладывать записи лекций и конференций (например, если школа закрыта на карантин).

— Две трети школьников и их родителей предпочли бы индивидуальное обучение, но только 14% учителей считают, что это осуществимо в наших школах.

Мне кажется, что все ученики и их родители хотели бы дополнительных привилегий, тем более в процессе обучения и воспитания. Индивидуальное обучение обладает рядом преимуществ, но, к сожалению, такой подход действительно может быть осуществим не в каждой школе и не на каждом уроке. Классно-урочная система имеет ряд альтернатив, многие из которых уже применяются в образовательном процессе: например, онлайн-обучение, которое уже считается нормой в странах Западной Европы и США. Это не значит, что в нашей стране нужно копировать все, что популярно на Западе, однако в некоторых случаях такое обучение является единственной возможностью получения образования. Важно задавать себе вопрос, насколько при этом мотивирован обучающийся? Насколько изучаемый предмет ему интересен и может быть ассоциирован с его будущей профессией?

Многие критикуют такую форму, как МООС за отсутствие индивидуальности, общения между учителем и учеником. В определенной степени, они правы: учитель является носителем знаний и может направлять в нужное русло в случае, если обучающийся зашел в тупик. Однако на самом деле это не всегда нужно, так как многие ответы на вопросы могут быть «добыты» в ходе коллективного обсуждения учениками на форумах и в группах. Эти знания обучаемые не получают в готовом виде, их нужно найти, проделать работу. Такие знания являются более устойчивыми, так как цепочка их получения не ограничивается правильно заданным вопросом учителю.

— И учителя, и директора считают слабую подготовку кадров главным препятствием для внедрения новых технологий.

Вопрос не в слабой подготовке, потому что и учителя, и директора окончили те же самые педагогические вузы и имеют примерно равный уровень знаний. Вопрос в том, как принимает молодых специалистов школа. Если коллектив поддерживает, то и бывший студент будет чувствовать себя комфортно и сможет намного быстрее стать частью коллектива, участвовать в педагогических советах, семинарах по предметам как в школе, так и на уровне районных семинаров и методических объединений.

В школах сейчас много интерактивного оборудования, датчиков, конструкторов по микроэлектронике и многого другого, что может использовать учитель на своих уроках. К сожалению, этому не учат в вузах – я уже и не говорю о методических особенностях применения того или иного оборудования. Приходя в класс на урок, молодой учитель так и будет пользоваться интерактивной доской как экраном для проектора, да и откуда он может знать, как ее можно использовать по-другому? Однако, если есть желание все изучить и подготовиться к работе с таким оборудованием, то технологии не будут вызывать чувства неприязни.

— Как Вы считаете, препятствием для обновления школ являются слабые компетенции или неподготовленность технической инфраструктуры?

Я придерживаюсь той позиции, что техническая инфраструктура должна служить фундаментом для того, чтобы можно было строить на ней компетенции. Компетенций не может быть без инфраструктуры, а вот наоборот, к сожалению, может. Очень грустно, когда учителя проходят курсы повышения квалификации, связанные с работой на инновационном оборудовании, но самого оборудования в школе нет. Получается, что полученные знания не будут иметь точки приложения и со временем умения и навыки, полученные на таких курсах, будут забыты.

АЛЕКСАНДР УВАРОВ, проректор МПГУ

Как показал опрос, 29% школьников предпочитают обучение по индивидуализированным образовательным программам. Еще 33% ответили на этот вопрос «да, но это невозможно». Другую половину (48%) опрошенных обучение по индивидуальным образовательным программам не интересует. Вместе с тем учителя считают, что это не нужно (66%) и неосуществимо в нашей школе (85%). Главным препятствием для внедрения новых образовательных и информационных технологий учителя и директора школ видят в слабой подготовке кадров, отсутствии необходимой технологической инфраструктуры.

Какие выводы мы можем сделать из результатов опроса? Почти половина учеников и больше половины педагогов просто не понимают значимости индивидуального обучения. Чтобы решить эту задачу, нужно вести разъяснительную работу, информировать родителей, школьников и самих учителей. Помимо этого, следует укреплять техническую инфраструктуру: закупать компьютеры, подключать школы к интернету, и дело пойдет. Оба подхода уже нередко используются, когда речь идет о финансировании программ совершенствования работы образовательных систем. Использовать данные социальных опросов для достижения своей заранее выбранной цели – прием хорошо известный политикам уже в древней Греции.

Однако полученные данные можно интерпретировать и по-другому. Вспомним, что традиционный образ отечественной школы – это школа массового обучения. Здесь доминирует единая образовательная программа, единое содержание, единый набор способов его предъявления и темп учебной работы. Главное достоинство – возможность максимально охватить весь соответствующий контингент при минимальных затратах на организацию учебной работы. Практика построения массовой школы неизбежно сталкивается с проблемой неоднородности контингента. Происходит дифференциация образования: открываются специализированные школы, где образовательная программа и темп учебной работы определяются для каждой отдельной группы учащихся. Однако в такие заведения попадают далеко не все, поэтому возникает идея индивидуализировать работу в условиях массовой школы. В концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года сказано: «Развитие системы общего образования предусматривает индивидуализацию, ориентацию на практические навыки и фундаментальные умения, расширение сферы дополнительного образования». Предполагается, что в школах будет организовано обучение, при котором вариативная образовательная программа, вариативное содержание, разные наборы способов его предъявления и свой темп учебной работы определяются для разных групп учащихся с учетом их индивидуальных особенностей. Здесь педагоги подбирают учебные материалы и приспосабливают свою работу к нуждам отдельных учеников (адаптивный тренажер, вариативные учебники, дополни¬тельное время и т.п.)

Можно сделать вывод, что заявленная в концепции идея за прошедшие пять лет начала овладевать массами. Треть учащихся и абсолютное большинство педагогов не только знакомы с ней, но даже оценили возможность ее реализации в своей школе. Это значимый результат: так созидательная идея превращается в созидательную силу. Возникает лишь один вопрос: имели ли его авторы в виду индивидуализированные образовательные программы (индивидуализация обучения) или индивидуальные (персонализированное, личностно-ориентированное обучение)? О последних часто говорят как о желаемом будущем, однако практика построения такого образования весьма ограничена.

Индивидуализированное и персонализированное обучение порой недостаточно чётко разделяют в современных публикациях (даже в педагогических). Возможно, этот вопрос — тема специального исследования и обсуждения. Тем более что желаемое будущее школы — персонализированное обучение.

Абсолютное большинство опрошенных учителей пользуется социальными сетями в учебных или организационных целях. При этом крупнейшие российские сети не предлагают инструментов для образования, а специализированных сервисов почти нет. Насколько велик потенциал бриколажа, использования в образовании инструментов и технологий, изначально для учебных целей, не предназначенных?

Тридцать лет назад перед разработчиками ЭВМ в нашей стране была поставлена задача — разработать и начать массовый выпуск школьных компьютеров. В то время компьютеры для образования уже выпускались в Англии, а Apple-2 и доживший до наших дней Macintosh позиционировались корпорацией Apple как компьютеры для образования. Группа экспертов, которая разрабатывала техническое задание на отечественный школьный компьютер, единодушно пришла к выводу, что лучшим решением для школы является высокопроизводительный массовый компьютер, который позволяет работать со всеми видами информации. Кстати, сегодня ближе всего к идеалу школьного компьютера приблизился Surface Pro 3 от компании Майкрософт, которые позволяет активно работать с рукописными материалами.

Образовательное учреждение — специально выстроенная подсистема реальной жизни, где моделируются её типовые условия и устраняются опасности, чтобы учащиеся могли расти без угрозы для жизни и здоровья. Став массовой практикой, школа требует для своей работы широко распространенных инструментов и технологий. Ограничения на её финансирование заставляют работников образования ориентироваться на рынок дешёвых продуктов. К сожалению, они не всегда достаточно качественны. Существует иллюзия, что запросы образования могут удовлетворить посредственные по своей сути или устаревшие инструменты и технологии, лишь бы они были дешевы. Все, кто начинал разработку образовательных приложений в рамках этой иллюзии, разорялись. На самом деле Инструменты и технологии, создаваемые для образования, должны быть такими же, как для взрослой жизни, только лучше.

Сегодня наступило время облачных сервисов. Они существенно повышают доступность и надёжность информационных услуг. Какие из них и как будут востребованы образовательной системой, зависит от их устремленности в будущее и способности педагогов это будущее предвосхитить.

Мнения

ТЕЗИС: 93% школьных директоров и 97% учителей считают, что школьники недостаточно мотивированы в учёбе. Только 11% школьников заявили, что им не нравится учиться ни при каких условиях. Две трети учителей считают, что в низкой мотивации школьников виновата лень и плохое воспитание. Но лишь 27% учеников признали, что им лень учиться, а остальные ссылались на низкое качество учебных программ и литературы, неправильную подготовку учителей и недостатки школьной инфраструктуры. В связи с этим, как вы считаете, способны ли сами ученики оценить качества и недостатки предоставляемых в рамках школьной программы материалов?

РУСЛАН ИСАЕВ, учитель информатики (ClassCraft), кандидат физико-математических наук:

— Разумеется, хотелось бы ориентироваться на школьника. Однако выбор образовательного инструмента всегда стоит и будет стоять за учителем. Нужно учитывать, соответствует ли он образовательным стандартам, эффективнее ли он обычного учебника, намного ли удобнее. Любой сервис должен быть простым и функциональным, предлагать возможность мониторинга успеваемости класса и отдельных учащихся.

МАРИАННА ЛАЗУТКИНА, учитель математики (blended learning):

— Я ничуть не сомневаюсь, что достаточно большой процент учеников способны оценить и качество, и недостатки предоставляемых в рамках школьной программы материалов. И чем выше возраст учеников и лучше их успеваемость, тем адекватнее в среднем будет их оценка.

АЛЕКСАНДР ЕЗДОВ, директор Центра образования «Технологии обучения»:

— Ученики и родители могут со свой стороны оценивать качество материалов, но это позиция не будет экспертной. Это будет просто одна из точек зрения. Существование конфликта отцов и детей — не новость, и результаты опроса являются этому ярким подтверждением. Из-за информационных технологий сегодня этот конфликт стоит особенно остро. Например, учителя по-прежнему в большинстве своём тренируют у детей способность запоминать информацию, а информация сегодня доступна на ладони каждому, у кого есть смартфон.

ТЕЗИС: Две трети школьников (29% ответили «да» и 33% «да, но это невозможно») и их родителей (69% ответили «да») предпочли бы обучение по индивидуальным программам. Но 66% учителей считают, что это не нужно, и 85% — что неосуществимо в наших школах. И учителя, и директора считают слабую подготовку кадров главным препятствием для внедрения новых технологий. В связи с этим, как вы считаете, препятствием для обновления школ являются слабые компетенции специалистов образования или неподготовленность технической инфраструктуры?

МАРИНА ВАЙНДОРФ-СЫСОЕВА, заведующая кафедрой методики электронного обучения и дистанционных образовательных технологий МГГУ:

— На мой взгляд, для обновления школы есть несколько препятствий. Некорректно организована система повышения квалификации учителей, отсутствует система профессиональной поддержки учителя в послекурсовой период. У преподавателей часто отсутствует ориентация на осмысление и профессиональный выбор методов и приёмов обучения: считается, что ИКТ нужно внедрять везде и повсюду, независимо от целей обучающих и обучающихся. Другие проблемы: обилие инновационных программ, технического оборудования и отсутствие эффективных методик использования их в учебном процессе; наличие интересных и продуктивных практик учителей и отсутствие описанного апробированного опыта. Кроме этого, подготовка современных учителей происходит без использования современных технологий и медленно адаптируется к изменениям.

Что касается технической инфраструктуры — конечно, хочется желать лучшего... Но «железо», на мой взгляд, никогда не было определяющим… Всегда определяющим был учитель, его профессионализм, отношение к делу, стремление думать, как учиться самому, что делать с этими знаниями, как мотивировать своих учеников на обучение.

НАТАЛЬЯ ЛЮБОМИРСКАЯ, директор Лицея НИУ ВШЭ:

— Проблема именно в кадрах и даже не столько в подготовленности, сколько в позиции. Современное образование должно строиться не на обучении, а на помощи в учении. Ученик — субъект учебной деятельности, а не объект обучения. Учитель — не субъект учебной деятельности, а помощник, фасилитатор.

СВЕТЛАНА ДУШТАКОВА, директор школы №202, Новосибирск:

— Инфраструктура школы сегодня вполне достаточна для внедрения инновационных технологий обучения. Трудность вижу в двух аспектах. Во-первых, это резкое понижение общеинтеллектуального уровня учащихся, слабая мотивация на приобретение знаний и слабая степень самостоятельности. Всё это делает нецелесообразными индивидуальные учебные планы, требующие от ученика высокую степень ответственности, умение планировать и распределять учебные нагрузки, двигаться разными темпами в учебном материале. Во-вторых, консерватизм учителей: по моим оценкам, лишь 20% педагогов принимают инновации, готовы что-то менять в технологии обучения, способны к самообучению и саморазвитию (при этом все учителя проходят курсы повышения квалификации, поэтому теоретически как и что нужно изменять, знают, но тихо бойкотируют).

ЕФИМ РАЧЕВСКИЙ, директор центра образования «Царицыно»:

— Неподготовленность технической инфраструктуры не является самой важной причиной. Скорее это неподготовленность структуры управленческой, которая не овладела технологиями организации индивидуальных программ учения. Профессиональное сообщество убеждено, что учитель и контактная педагогика являются главными условиями успешного учения. При этом многие не понимают сути новых стандартов образования, которые как раз и ориентированы на индивидуальные программы. Существует иллюзия, что только хождение в школу и на урок являются необходимой и единственной формой освоения образовательных программ — начисто отвергается возможность учеников к самостоятельному проектированию своих образовательных маршрутов. Полагаю, что приход нового поколения учителей поможет изменить ситуацию.

АЛЕКСАНДР ЕЗДОВ: директор Центра образования «Технологии обучения»:

— Готовность педагогов, наличие технической инфраструктуры и нормативная база — три кита, на которых стоит индивидуализация.

ТЕЗИС: Абсолютное большинство опрошенных учителей пользуется социальными сетями в учебных или организационных целях. При этом крупнейшие российские сети не предлагают инструментов для образования, а специализированных сервисов почти нет. В связи с этим, как вы считаете, насколько велик потенциал бриколажа в образовании, то есть использования тех инструментов и технологий, не предназначенных изначально для учебных целей?

КОНСТАНТИН ПАВЛЮЦ, учитель истории и обществознания, кандидат философ наук:

— Полагаю, что использование социальных сетей как новой формы организации данных и визуализации информации в школах и вообще в образовательной деятельности актуально, поскольку виртуальная деятельность сегодня является одной из базовых сторон жизни общества. Процент времени, затраченного учеником на социальные сети, предполагает и перенос части учебно-образовательной информации в эту сферу.

АЛЕКСАНДР СИДОРКИН, директор Института образования НИУ ВШЭ:

— Думаю, потенциал бриколажа в образовании очень велик. Образование отличается от всех остальных занятий не жанром текстов и картинок, а способом их отбора. Весь интернет можно превратить в один большой учебник, хотя мы пока не знаем как.

ТЕЗИС: Большинство учителей и родителей считают обучающие видео самым эффективным инструментом. Школьники, впрочем, считают более перспективным и полезным использование электронных учебников и виртуальных лабораторий. Школьники не верят, что образовательные игры могут быть такими же интересными, как и обычные. На интересы какой из четырёх групп (родители, школьники, учителя, директора школ) должны в первую очередь ориентироваться создатели онлайн-сервисов и цифровых инструментов для образования? Как можно сгладить противоречия в интересах всех сторон?

КОНСТАНТИН ПАВЛЮЦ, учитель истории и обществознания, кандидат философ наук:

— Создатели онлайн-сервисов и виртуальных средств образования должны, безусловно, ориентироваться на интересы и способности учащихся, на методические компетенции преподавателей и администрацию школ и чиновников системы образования. Родители естественно участвуют в процессе обсуждения содержания и форм новых средств образования. На мой взгляд, при выборе технологий необходимо изначально создать широкую экспертную базу применения технологий, а затем провести процедуру тестирования среди учащихся и родителей. Для этого необходимо создать принципиально иную форму организации образовательного и инновационного учебного пространства. По моему мнению, обучающее видео при развитии современных технологий теряет свои позиции отсутствием интерактивности, а образовательные игры, несмотря на мнение детей, на самом деле могут быть самым мощным образовательным инструментом.

ГРИГОРИЙ КОНДАКОВ, руководитель образовательных проектов Яндекса:

— Я как раз уверен, что образование должно быть не менее интересным, чем игрушки, а учитель, как опытный кукловод, большую часть времени должен стоять за кадром. При этом в силу консервативности образования наша команда считает, что в первую очередь сейчас мы должны сделать простой сервис, который поможет учителю.

АЛЕКСАНДР СИДОРКИН, директор Института образования НИУ ВШЭ:

— Обучающие видео существуют очень давно и могут быть крайне эффективным средством обучения, но панацеей их назвать сложно. Я также не верю, что образовательные игры могут быть столь же увлекательными, как и обычные. Ведь есть же всё-таки граница между развлечением и учением. Конечно, интересы самих школьников должны служить ориентиром для создателей учебных сервисов и приложений. Вернее, не самих школьников, а их же, но уже выросших. К сожалению, голос из будущего мы услышать не можем, поэтому надо научить моделировать интересы будущих взрослых.

ЕФИМ РАЧЕВСКИЙ, директор центра образования «Царицыно»:

— Обучающее видео — та же говорящая голова с демонстрационными возможностями, которая отличается от живой только тем, что нельзя ей задать вопросы или прервать монолог школярской шуткой. Школьники правы в своём предпочтении интерактивных вариантов. А их неверие в привлекательность образовательных игр вызвано тем, что школа игру рассматривает исключительно как развлечение за пределами учения, позволяя познавать мир в игровой форме только первоклассникам. Истоки те же: учитель как единственный и непререкаемый источник монологичной информации. Игра содержит в себе возможность развития такой способности, как осуществление выбора и принятие решения без риска для жизни. Создатели онлайн-сервисов должны ориентироваться, прежде всего, на школьников, понимая, что остальные взрослые к ним могут добавить что-то своё или привнести «закадровый» элемент.