1

Edtech Insight: результаты

Опубликовано: 06.01.2016


В России растёт рынок образовательных технологий, а школа развивается по собственному плану. Как относятся к техническим нововведениям школьники, их учителя, завучи и родители? Edutainme представляют результаты масштабного исследования, проведенного совместно с сетью Дневник.ру и Институтом психологии РАО. В первой части — цифры и факты о том, что мотивирует школьников, нравятся ли им учебники и на ком лежит ответственность за образование.

Школа или жизнь?

Один из первых вопросов был связан с ожиданиями от школы, а именно готовит ли она к взрослой жизни. Как выразился один из учеников, «школьные предметы нужны только для того, чтобы объяснять их потом своим детям…». Впрочем, большинство опрошенных школьников полностью (49%) или частично уверены (44%) в том, что учёба готовит к взрослой жизни. Эту идею особенно поддерживают ученики начальных классов и отличники, хотя менее успешные школьники и старшеклассники воспринимают уже с большим скепсисом.

Примерно так же распределились ответы на вопрос о желании перейти в другую школу: старшеклассники с охотой отзывались на такое предложение, а отличникам и младшим ученикам всё нравится. Треть из тех, кто учится плохо или скрывает информацию о своей успеваемости, критично воспринимают место учёбы — «никому нет дела до того, что я думаю и хочу». Кажется, это повод задуматься, только ли нерадивость учеников является причиной плохих оценок. Быть может, дело в недостатках учебных программ и способах подачи материала?

Кто отвечает за школьников и их мотивацию в учёбе?

Из ответов взрослых выясняется, что ни одна из сторон не хочет брать на себя ответственность в вопросах образования. Лишь треть сотрудников учебных заведений согласны с тем, что они готовят своих подопечных к «реальной жизни», а больше половины ответили, что «это дело родителей, а не школы». Среди родителей с этим высказыванием согласились всего 9% (!). Как ни странно, самыми оптимистично настроенными оказались молодые родители до 30 лет.

Похожая проблема возникает и в контексте новых технологий в образовании. Родители считают, что школы должны обеспечивать не только знаниями, но и технической инфраструктурой. При этом школы ждут инициативы (например, финансовой) от родителей. Однако инициатива последних скорее направлена на внеклассные занятия детей: только 11% считают, что вне школьных стен не существует источников качественной и интересной информации.

Ответы на вопрос о желании учиться по индивидуальным программам распределились примерно поровну между «да», «да, но это невозможно» и «нет, хочу как все». Сохраняется тенденция к большему конформизму в начальных классах и критической установке у выпускников. О необходимости индивидуальных программ высказались почти две трети родителей, а ответы учителей оказались прямо противоположными (что снова наталкивает на мысль о взаимном перекладывании ответственности).

В поисках интереса

Важным открытием стал тот факт, что четверть школьников находится «в серой зоне». Это значит, что им нравится учиться, но не в школе. Таких школьников почти в два раза больше чем тех, кого учёба совсем не прельщает.

Родителям можно посоветовать меньше беспокоиться: процент взрослых, уверенных в том, что их детям вообще не нравится учиться, почти втрое выше, чем процент школьников, в этом же признавшихся. Учителя и администраторы тоже настроены чересчур скептически: более 70% считают, что школьники не слишком мотивированы, хотя две трети учеников заявили, что им нравится учиться. Можно спорить, что из этого является причиной, а что следствием, но опять же — чем хуже успеваемость, тем меньше мотивации.

Что отвлекает детей от учёбы? Родители, дети которых «не отрываются от игр», в большинстве своём считают, что их детям учиться совсем не интересно. Впрочем, это может значить, что в сознании родителей есть чёткое разделение между игрой и учебой, а не то, что заядлым геймерам меньше нравится получать знания.

Нельзя не похвалить школьников за искренность в ответе на вопрос «Что мешает тебе учиться с большим интересом?» Лишь 22% обвиняют школьную программу и ещё 11% считают, что во всём виноваты учителя, одноклассники, массовая культура и одинаковые классы/парты/стены. Большинство учеников самоотверженно взяли удар на себя и ответили «Мне просто лень». Что касается родителей, то оптимистами снова предстали самые молодые («Моим детям нравится учиться» ответили больше 60%, «Не нравится» — 20%). Для родителей старше 50 лет оба показателя изменились в два раза: довольны 30%, а не довольны — 40%.

Среди малоопытных учителей (стаж 0-5 лет) больше 80% пеняют на лень, но лишь 60% преподавателей со стажем от 25 лет с ними согласны. Это может навести на мысль, что популярность такого аргумента коррелирует со степенью растерянности преподавателя. Ведь лень — настолько очевидная категория, что объяснить ею можно почти всё.

Отвечая на этот вопрос, абсолютное большинство учителей и администраторов предпочли во всем обвинить родителей. Более 70% сотрудников школ считают, что высокой мотивации учеников препятствует «невнимание родителей к учёбе».

Учебники — «противные» или «нормальные»?

Спрашивая школьников о том, что мешает им учиться с большим интересом, мы не предлагали вариант «учебники». Правда, были открытые вопросы о школе в целом, где учебникам досталось по полной. Кто-то считает, что в них слишком много «воды и ненужного», для других они, напротив, недостаточно подробны. Одним сложно, вторым слишком просто, а третьим и вовсе кажется, что «современные учебники основаны на деньгах и противные».

Вопросы, непосредственно посвящённые учебной литературе, не вызвали особого отклика: то ли учебники никого не интересуют, то ли все к ним настолько привыкли. Самыми популярными были ответы «учебники нормальные» и «среднего качества». Наиболее критичны в этой теме родители (лишь 6% назвали их учебники «хорошими»), затем идут школьники (16%), администраторы (17%) и учителя (23%).

Планшет, смартфон или всё-таки компьютер?

Только у пяти процентов из опрошенных 25 тысяч школьников нет собственного компьютера, планшета или смартфона. Кажется, в большинстве российских школ уже можно прибегать к практике BYOD (Bring Your Own Device) — заниматься на тех устройствах, что есть у детей, а не пользоваться поддержкой государства.

Чем старше ученики, тем реже они называют планшет основным средством для выхода в интернет. Этот тип устройств появился несколько позже, чем смартфоны и ноутбуки — после стационарных компьютеров они занимают по популярности третье и второе места. При этом в начальных классах процент планшетов выше, чем всего остального. Так как большинство родителей покупает детям одно устройство на время учёбы, можно прогнозировать, что в ближайшие пять лет это будут именно планшеты.

Если говорить о «казённых» устройствах, то большинство школьников сообщили, что компьютерные классы закрыты для посещения после уроков. Если ученик захочет самостоятельно поработать над учебным проектом, у него это не получится, хотя компьютеры и закупают для повышения мотивации. Впрочем, возможно, причина — в особой стеснительности: нужно объяснять детям, что они имеют полное право пользоваться компьютерным классом после занятий, чтобы сделать задание или подготовить доклад.

Интернет-фильтрация? Нет, не слышал

Около половины учителей признались, что некоторые ученики используют мобильный интернет в школе. Более трети директоров в курсе, что это так. Получается, что громоздкие и недешёвые механизмы контентной фильтрации часто оказываются бессмысленными. Половина школьников (и это только по оценкам учителей) имеет мобильный, а значит и абсолютно не подцензурный и «небезопасный» интернет.

Преподаватели и администраторы выбирали ответ «Ученики используют мобильный интернет в школе» не реже других вариантов. Некоторые ответы («Интернет доступен только учителям» или «Только в компьютерном классе») оказались значительно менее востребованы. Это не значит, что информацию, поступающую к детям, не контролируют. Напротив, эти цифры — повод задуматься об осмысленности всех тех запретов, что налагаются на школьников сегодня.

Нереализованные возможности соцсетей

ВКонтакте имеет наибольший потенциал стать средой для образования: социальной сетью пользуются четыре из пяти школьников, как в столице, так и в посёлках. Процент зарегистрированных родителей и учителей несколько ниже, но тоже больше половины. К сожалению, пока громких проектов для учёбы в этой сети не появлялось (разве что «Расписание вузов» для студентов), но этот пробел нужно и можно восполнить. Среди взрослых самой популярной сетью ожидаемо оказались Одноклассники, однако нет смысла переманивать школьников туда.

Почти две трети учителей, уже зарегистрированных в Одноклассниках, Facebook или ВКонтакте, так или иначе используют социальные сети в рабочих целях — публикуют материалы для занятий или общаются с учениками и родителями. Та же картина (70%) наблюдается и среди администраторов. Как ни странно, препятствовать таким технологиям могут отличники — среди них 12% не пользуются ни одной из социальных сетей. Среди тех, кто учится средне и плохо, этот показатель ровно в два раза ниже.

Как социальные сети используют для учёбы? Варианты ответов были следующими: школьники создают закрытое от взрослых сообщество (45%); учеников и учитель общаются в группе по предмету (15%); учитель иногда присылает задания в личных сообщениях отсутствовавшим (21%); некоторые задания выполняются в соцсетях (17%); в интернете публикуются дополнительные задания и материалы (26%). Таким образом, социальные сети начинают более осмысленно использоваться в качестве инструмента для учёбы, хотя пока эта деятельность носит скорее спо-радический, нежели чем последовательный характер. К тому же, как показывает популярность первого варианта ответа, между взрослыми и школьниками порой не хватает элементарного доверия.

Видеоигры глазами школьников и их родителей

Лишь 12% учеников (и 4% ответивших за них родителей) сообщили, что совсем не играют в игры. При этом специальными игровыми устройствами — например, приставками — пользуются только 14% учеников. Остальные же играют на телефонах (51%), которые всегда с собой, или на компьютерах (75%), которые есть у большинства школьников.

Несмотря на то что школьники увлечены видеоиграми, они слабо верят в их образовательные возможности. Абсолютным лидером среди потенциальных нововведений стали электронные лаборатории и электронные учебники. Кажется, далеко не все российские школьники готовы к тому, чтобы использовать для учёбы какие-либо ресурсы (например, из повседневной жизни), кроме специально разработанных материалов.

Однако нельзя сбрасывать игры со счетов: среди плохо мотивированных учеников весьма позитивно оценивают образовательный потенциал игр. Таким образом, инструменты, совмещающие обучение и развлечение необходимы если не всем, то нерадивым школьникам точно.

Образовательные технологии: конфликт поколений

Тревожные новости для учителей: школьники сами ищут сервисы и приложения, помогающие компенсировать непонятные объяснения, а также считают, что преподаватели «отстали от жизни навсегда» (35%). Пока всё не так страшно, но есть повод призадуматься для тех, кто упорно игнорирует окружающую действительность, наполненную умными устройствами, беспроводными сетями и самостоятельными школьниками.

Чем объясняются такие ответы? Некоторые способные ученики могли просто затаить обиду на преподавателей. Например, 22% школьников не рассказывают в классе об интересных образовательных инструментах, потому что «их никто не будет слушать». Среди неуспевающих учеников этот процент почти в два раза выше. При этом если около половины школьников самостоятельно ищут дополнительные ресурсы, то треть узнают о них от учителей. Так что высказывания об «отсталости» никак нельзя распространять сразу и на всех.

Родители относятся к образовательным технологиям с энтузиазмом: 47% верят, что интернет и электронные учебники способны улучшить учебную мотивацию по сравнению с традиционными учебниками, а, следовательно, положительно сказаться на конечных результатах. Скептиков оказалась всего треть, но их сложно назвать врагами технологий: просто по каким-то причинам компьютерные игры и учёба в головах родителей существуют раздельно. Можно было бы их переубедить, показав (не без помощи данных из многочисленных исследований по теме) логическую связь между ними. Высок процент пессимистов среди родителей моложе 30 — возможно, сказался собственный опыт бездумного геймерства или всё дело в слишком малом возрасте их детей. Те, кто старше 51 года, в полтора раза более склонны относиться к технологиям положительно.

Электронные средства обучения: что, как и сколько

Несмотря на то что под образовательными технологиями часто подразумеваются электронные учебники, на практике это далеко не самый популярный инструмент (19%). Чаще родители со школьниками восполняют пробелы в знаниях при помощи специализированных сайтов (47%), обучающих видео (28%) и мобильных приложений (22%). Самым эффективным способом родители признают просмотр видеоматериалов (средняя оценка 8,45 по 10-ти бальной шкале), так что сторонники MOOC могут возрадоваться. Затем идут сайты (7,49), электронные учебники (6,60) и лаборатории (6,25), видеоигры (6,08) и лишь в конце — мобильные приложения (5,70) и симуляторы (5,26). Предпочтения учителей практически идентичны родительским.

Как родители выбирают новые инструменты для образования? На первом месте сёрфинг в интернете, не направленный изначально на решение учебных целей; на втором — инициатива от детей, ищущих приложения и сервисы самостоятельно или по рекомендациям друзей; затем — предложения от учителей.

Хорошая новость для разработчиков: четверть родителей готовы платить за подобные ресурсы сколько угодно, но лишь в том случае, если они уверены в их эффективности. Примерно пятая часть родителей считают, что за всё платить должна школа. Примерно столько же взрослых не хотят платить нисколько, так как не верят в эффективность, или готовы тратить ежемесячно рублей по пятьсот.