1

«Это не тупая бубнёжка по учебнику
и не курсы как заработать миллион»

Про кванты информации, объединение университетов
и коричневые шторы

Опубликовано: 24.03.2014


Дмитрий Гужеля, идеолог первой русской MOOC-платформы «Универсариум»

Кто делает «Универсариум»?

У нас несколько команд. Три человека разрабатывают вместе стандарт электронного образования, еще шесть — пишут, развивают и тестируют систему. Я с коллегами занимаюсь стратегией и планированием. Мы в системе образования уже по 10-12 лет и хорошо представляем, как нужно взаимодействовать с вузами, как с ними общаться, целоваться, обниматься и вымаливать преподавателей и, самое главное, четко держать грань между вузовским академизмом и коучингом, в который нельзя свалиться. Готовят курсы вместе с преподавателями наши методисты, а производством занимается целая телевизионно-киношная бригада. Есть люди, которые выставляют свет, камеры, придумывают оформление. Каждая студия у нас делается отдельно под каждый курс, чтобы и зрителю было интересно, и преподавателю комфортно, а еще чтобы и особенность вуза была видна. Режиссер и продюсер перед съемками возятся с педагогами, которые становятся на какое-то время актёрами. Алексей Зацепин (режиссер), например, работал на научных каналах и знает, как раскрутить не очень профессионального актера. Мы даже сделали миниатюрный курс для преподавателей о том, как лучше себя держать. Но бывают срывы и всякие непредвиденные ситуации. Вот, например, один коллега прочитал первый блок лекций, мы все дружно пообедали, а потом он стал засыпать. Пришлось заняться физической нагрузкой, как в первом классе: сделали зарядочку, помахали руками, рассказали пару анекдотов и продолжили. А еще в одном из университетов во время съемки (только-только мы все выставили, преподаватель вошел во вкус) объявили террористическую угрозу — кто-то сообщил о бомбе. Началась эвакуация. Ну а нам куда эвакуироваться — потом точно не войдем в такой раж. Пришлось запереться изнутри, чтобы никто не сбежал, и работать.

Тонкая психологическая обработка?

У продюсера и методиста большой опыт в таких вещах, они проводят предварительные беседы, объясняют, как не надо делать, как надо. Многих преподавателей пугает необходимость серьезной подготовительной работы. Нужно перестраиваться, а преподаватели не привыкли задумываться, сколько квантов информации они дают в единицу времени. Они могут десять лет подряд читать одни и те же лекции, приходить в аудиторию и внезапно менять курс, просто потому что у них такое настроение. Ну, не уложился в полтора часа — прочитаю в следующий раз. Вообще сами съемки занимают немного времени, а больше уходит на подготовку преподавателя, разработку курса, раскладывание курса в сценарий — каждая лекция дробится на кусочки еще до съемок. У нас есть рекордсмен, с ним этот путь прошли за две недели, но обычно это месяц, иногда полтора.

Нужно перестраиваться, а преподаватели не привыкли задумываться, сколько квантов информации они дают в единицу времени.
Дмитрий Гужеля

Месяц работы или месяц переговоров? Это в человеко-часах?

На самом деле, почти сразу становится понятно: если человеку неинтересно, он начинает уходить от разговоров, какой бы он крутой преподаватель ни был. Но тот, кто харизматичен и, самое главное, хочет передать свои знания, конечно, выкроит какое-то время в своем насыщенном графике. А такие люди всегда очень востребованы: они не сидят дома и не ждут, когда к ним придет с предложением какой-то Дима Гужеля. Вот Андрей Райгородский из МФТИ, который у нас читает математику, приезжал на съемки ровно по минутам. Говорил, например, что может только с 8:15 до 9:45. И он приезжал в 8:15, а в 9:45 уже заканчивал и уезжал. Есть люди, которые реально много работают и хотят сделать ещё больше. Причем делают это не из-за денег. И таких, кстати, тоже очень много, что тоже приятно.

В какой момент все закрутилось? Много людей в России хотят сделать MOOC, но пока ни у кого не получалось.

Есть две группы людей, большая и маленькая. Первая — это люди, которые просто говорят, а вторая — дуеры, как их называют на Западе, те, кто делают. Получилось, что вокруг Универсариума собрались те самые дуеры, с опытом во многих проектах. Наши системные архитекторы и программисты раньше работали в сложных проектах, которые связанных с госорганами. У них есть опыт разработки продукта от идеи до реализации. Сергей Холкин, например, создал Госбук. Сам я работал в системе российского образования, занимался федеральными целевыми программами. Оказалось, что многие вещи просто физически невозможно реализовать, потому что программа — очень жесткий инструмент, четко определенный набор функций. Между тем, есть мировые тренды, от которых Россия всегда отстает. По части MOOC Россия отстала, наверное, на четыре-пять лет, хотя профессиональные скептики говорят, что лет на двенадцать. В нашей команде все удачно сложилось, потому что, с одной стороны, было желание делать новое, с другой стороны, было понимание, как. Были механизмы, которые можно подсмотреть на машине времени, они раньше уже были отработаны за рубежом, что-то придумали сами. В основе неудавшихся русских проектов стояли либо люди от образования, не сведущие в программировании и стратегиях, либо программисты, которые просто копировали западный опыт. У нас, помимо прочего, был стандарт, оттестированная технология производства курсов и люди, которые все это могут делать. Мы занимаемся не просто копированием университетских курсов — скорее создаем новый формат, что-то вроде научно-популярного академизма. Это не тупая бубнёжка по учебнику и не курсы, где улыбающийся человек с экрана вещает, как заработать миллион долларов, ничего не делая. Мы оставляем в курсах много академических основ, но привносим новые нотки, то, что делает получение знаний по-настоящему интересным. Достаточно сложно объяснить словами. Это можно почувствовать. Надеюсь, будет видно в курсах.

Это не тупая бубнёжка по учебнику и не курсы, где улыбающийся человек с экрана вещает, как заработать миллион долларов, ничего не делая.

Видео на главной странице сообщает, что амбиции у вас такие же, как у мировых проектов, то есть, для всех и бесплатно. Вы вообще не собираетесь зарабатывать?

Обучение будет бесплатное. Но мы, как и любая MOOC-платформа — витрина для вузов и воронка для работодателей. Возможно, будем получать деньги от государства, если получится. Сейчас идут переговоры с компаниями о том, чтобы сделать специально для них некоторые платные курсы. Наверное, мы могли бы сразу делать курсы с кем-то из наших крупных экономических организаций, но тогда бы «Универсариум» позиционировался как еще один из тысячи проектов экономического образования. Мы специально сделали первые из разных областей знаний. Мы собираемся стать первыми из первых, и хотим показать, что мы настоящее открытое образование, настоящий MOOC. Что к нам можно зайти в любой момент, почитать или послушать про античную историю, нейрофизиологию или астробиологию. Это, кстати, биология звезд и планет — звучит фантастично, но вообще-то основано на школьной и университетской программе. Так мы начнем завлекать народ в науку. Наш слоган: «Мы учим учиться». Сейчас у нас первый релиз, есть уже бета-версия второго. После месяца работы можем сказать, что многое из того, что задумали — получилось. Почти 70 000 человек, которые учатся на разных курсах и направлениях — это совсем неплохо для начала. Кстати, из них пятая часть приходит из-за рубежа. У нас до конца 2014 года запланировано много изменений. В ближайшее время надеемся выйти на 200 тысяч и запустить еще 12 курсов к маю. В планах — мобильная версия, выдача документов о прохождении обучения установленного образца, внедрение разных систем мотиваций в образовательный процесс. Еще собираемся развивать возможности совместной групповой работы, коллаборативность. На бумаге это вроде бы работает, но мы пока прогоняли это только в малых группах. К сентябрю, появится в общем доступе.

Универсариум Универсариум

Видно, что основные курсы не пахнут деньгами, а производство дорогое. И ты при этом финансируешь всё сам.

Не только. Уже есть, вузы, которые платят за производство курсов и размещение их на площадке. Это ведь, в том числе, грамотная презентация вуза в интернет-пространстве. Будет хороший курс, с хорошим преподавателем, который и себя покажет, и вуз представит. Главное, чтобы у вуза было желание, а преподавателей мы отберем, научим, подтащим.

То есть у вас платный клуб с фейс-контролем? А насколько наши университеты заинтересованы и готовы, чтобы такими вещами заниматься? Придешь куда-нибудь с предложением сделать MOOC, а в ответ услышишь: «У нас нет денег» или «Зачем нам это нужно?»

На самом деле, ответ будет такой: «А у нас сидят два мальчика четверокурсника, они прекрасную систему давно уже написали». Многие русские вузы считают, что у них есть собственный MOOC, забывая о том, что Coursera, edX или еще ряд европейских проектов — проекты, прежде всего, межуниверситетские. Ни один вуз физически не может набрать столько харизматичных профессоров, которые умеют хорошо рассказывать. Выложить 500 учебников — это пожалуйста. Есть уважаемые вузы, которые давно занимаются дистанционным обучением, но это курсы другого порядка: какие-то видео-кусочки, PDF-файлы, просто перенесенные из очной программы. На одной площадке университеты точно не объединятся, какой бы харизмой ни обладал человек, который пытается их объединить. И классно, если их площадок будет несколько. Чем больше растет эта среда, состоящая из ресурсов хорошего уровня, тем лучше будет каждому конечному пользователю. В США больше сотни серьезных платформ, которые поддерживаются несколькими университетами. Мы к концу 2014 года планируем привлечь 20 университетов, сейчас уже с шестью университетами на том или ином этапе создания курсов. И это университеты из первой российской двадцатки.

Многие русские вузы считают, что у них есть собственный MOOC, забывая о том, что Coursera, edX или еще ряд европейских проектов — проекты, прежде всего, межуниверситетские.

На Coursera есть неплохо снятые курсы, а есть, где человек просто записал себя на ноутбук на фоне стены и цветка. Вы хотите, чтобы все ваши курсы выглядели как документальные фильмы, как сейчас?

Там есть прекрасные курсы на фоне коричневой шторы — просто шедевр, я считаю. Когда-то у крупных платформ были очень жесткие стандарты, и сначала они всё делали сами. Один из самых важных показателей MOOC — количество людей, которые дошли до конца обучения. Первые курсы Coursera дали необычайно высокий результат, почти 10% в среднем. Когда они отдали работу на откуп людям с коричневыми шторками и цветками на заднем плане, цифра уменьшилась почти в десять раз. Над этой проблемой стоит задуматься. Снять десять курсов — это посильно, но если их одновременно в производстве будет двадцать и более, затраты резко возрастут. Тогда мы превратимся в телекомпанию и вопрос, кто ее будет оплачивать. Возможно, что проще отдать всё на откуп с контролем результатов. Первые курсы мы точно будем делать сами, чтобы задать стандарты качества, дальше — посмотрим. Я уверен, что при определенной методической, методологической и технической поддержке в какой-то момент университеты сами смогут производить приличные курсы.


Наталья Чеботарь