1

«Школам нужны аналитики»

Патрик Гриффин, крупнейший специалист по оценке навыков 21 века

Опубликовано: 15.10.2015


О неакадемических навыках ‒ критическом мышлении, умении работать в команде, компьютерной грамотности ‒ совсем недавно начали говорить всерьез. Пока в школах продолжают натаскивать на стандартизированные тесты, эксперты всего мира думают над тем, как развить в школьниках навыки, необходимые для выживания цифровую эпоху. О том, почему без этого не обойтись, рассказывает Патрик Гриффин, основатель исследовательского проекта ATС21S и директор Центра исследования оценки в Университете Мельбурна.
Патрик Гриффин

О навыках, важных в будущем, очень много говорят. Удалось ли исследователям окончательно договориться о том, что это за навыки, сколько их и как они единообразно называются?

В каждой стране набор различается, но всегда это имеет отношение к навыкам, необходимым в 21 веке ‒ критическое мышление, навыки коммуникации и совместной работы, творческий подход, навыки поведения в цифровой среде. Именно этого требует система образования в Сингапуре, похожие исследования ведутся в Европе, Великобритании, Австралии, испаноязычных странах Южной Америки.

Одна из причин ‒ экономика. Крупные компании недовольны выпускниками университетов, которые не подготовлены к работе и жизни в современном мире, основанном на экономике знаний.

Навыки 21 века: грамотность ‒ базовые знания языков, счёта, финансов, наук, культур; компетенции ‒ критическое мышление, решение проблем, творческое мышление, сотрудничество; личные качества ‒ любопытство, инициативность, упорство, лидерство.

В 1995 году я написал книгу Monitoring School Achievements, где предсказывал будущее школьного развития, анализируя переход от индустриальной к постиндустриальной экономике. В индустриальную эпоху власть имущие контролировали продукты труда; а Карл Маркс призывал, чтобы наемные рабочие, истинные носители самой большой ценности в индустриальном обществе ‒ учились защищать свои интересы. В современном информационном обществе преподаватели оказываются на месте таких людей, как Маркс. Например, в наших силах сделать так, чтобы люди не позволяли СМИ контролировать всю информацию и обладали навыками критического мышления. Новая революция, которую принесут учителя, не будет кровавой, но учителям нужно быть более критично настроенными.

Новая революция, которую принесут учителя, не будет кровавой, но учителям нужно быть более критично настроенными.

Можно проследить, как менялось рабочее место человека: сначала это была ферма, потом фабрика, потом офис ‒ и вот, наконец, виртуальное рабочее место. Образовательная система должна меняться вместе с этим. Если она так и останется на уровне заучивания фактов, то никогда не сможет подготовить людей к жизни. Наше положение в мире определяется нашим отношением к информации: кто-то ее производит, кто-то распространяет, а кто-то просто потребляет.

Но даже тем учителям, которые понимают важность навыков, трудно находить время для такой работы в очень плотной обязательной учебной программе.

Ученики всё чаще превосходят своих учителей, особенно в области технических навыков. В итоге учителя сосредотачиваются на менее успевающих учениках, а более продвинутые дети оказываются предоставлены сами себе. Это объяснил ещё Выготский: учитель может научить ученика только тому, что умеет сам, но как только уровни становятся равными, учебный процесс прекращается. Единственное, что мы можем сделать ‒ это помочь ученикам стать мотивированными и самостоятельными. Учителю нужно стать тем, кто научит детей не бояться неизвестности, подходить ко всему творчески, анализировать информацию критически, рефлексировать, общаться с другими людьми и сотрудничать с ними, терпеливо работать. Именно это хотят видеть будущие работодатели.

Учитель может научить ученика только тому, что умеет сам, но как только уровни становятся равными, учебный процесс прекращается.

При этом сама система очень консервативна: учителя противятся нововведениям, потому что им нравится быть экспертами. Идея учителя, стоящего перед классом и изливающего на него свою мудрость, устарела; нужно работать с маленькими группами. Об этом мы рассказываем в книжке Assessment for Teaching, недавно выпущенной в Кембридже. В ней мы сконцентрировались на навыке совместного решения задач (результат работы ATC21S).

Assessment for Teaching

Можете вы перечислить эти навыки? Они меняются или всё те же?

Конечно, они постоянно меняются. В 2009 году мы вывели эти навыки исходя из того, что потребуется ученикам в их будущей работе: умение работать в команде, разбираться в технологиях, конструктивно сотрудничать с коллегами. Речь шла об умении жить в социуме, пронизанном цифровыми технологиями, об уважении к другим культурам, потому что в цифровую эпоху границы исчезают. Шесть лет спустя Мировой форум образования пришёл примерно к таким же выводам, выделив три группы необходимых знаний: грамотность ‒ базовые знания языков, счёта, финансов, наук, культур; компетенции ‒ критическое мышление, решение проблем, творческое мышление, сотрудничество; личные качества ‒ любопытство, инициативность, упорство, лидерство.

Как скоро нужным навыкам будут обучать в школах? Увидим при жизни?

Мы сразу предложили включить совместное решение задач и систему оценки этого навыка в PISA, но у них строгий 5-летний цикл планирования, пока мы ждали, продолжили исследования самостоятельно: придумали игры, которые позволили нам собрать огромное количество данных о том, как дети работают друг с другом. И поняли, что обучение не следует ограничивать непосредственным общением между людьми, поэтом сейчас ищем способы измерить другие типы взаимодействия.

PISA - важнейшая международная программа по оценке образовательных достижений школьников. Тест, оценивающий грамотность 15-летних подростков в разных странах мира и умение применять знания на практике, проходит раз в три года.

Возможно, включение задач, требующих коллективной работы, повлияет на раскладку сил в рейтинге. А пока обучение этим новым навыкам включат в школьные программы, пройдет лет 10-15, не меньше.

Пока обучение этим новым навыкам включат в школьные программы, пройдет лет 10-15, не меньше.

Что можно сделать сейчас?

Система образования ужасно инертна ‒ такие люди, как Стив Джобс, уходили из университетов, потому что они чувствовали, как их тянет назад, в прошлое. Посмотрите на Ближний Восток: почти 60% выпускников университетов не работают и многие никогда найдут хорошую работу. В Австралии экономика построена на продаже ресурсов Китаю, но ее нужно перестроить, чтобы соответствовать вызовам 21 века. Коррупция процветает именно потому, что многие люди не умеют противостоять манипуляциям и критически мыслить. Чтобы изменить систему образования, нужно полностью заменить кадры: в школах должны преподавать не бабушки, а люди, которые умеют анализировать данные, отслеживать изменения. Мы только начинаем этому учиться.

Такие люди, как Стив Джобс, уходили из университетов, потому что они чувствовали, как их тянет назад, в прошлое.

В России очень развита система дополнительного образования. Сейчас на родителей сыплются разнообразные предложения, обещают развивать у детей навыки 21-го века. Но если даже специалисты не вполне могут определить, как учить этим навыкам и оценивать качество такого обучения, как родителям такие предложения фильтровать?

Об этом хорошо писали в исследовании журнала Economist: государственные системы образования не дают ученикам необходимых навыков, и им приходится учиться самим. Дети, которые поступают в школы сейчас, выпустятся в 2032 году. Пусть родители представят, каким будет будущее их детей и как будут выглядеть их профессии, даже такие традиционные, как юрист или врач? Маленькая деталь: на сегодняшний день в США 18% судебных тяжб разбирается без привлечения адвокатов. Люди сами защищают свои права. Они ищут всю нужную информацию в интернете и приходят в юридические фирмы только за консультациями. То же и в медицине ‒ всё больше людей занимаются самодиагностикой и идут к врачам только за подтверждением своих диагнозов. Профессии стремительно меняются, и сегодняшние профессионалы всё реже выступают в роли носителей информации, всё чаще ‒ в роли консультантов. Это именно то, чем должны заниматься учителя. И если мы сейчас не изменим систему образования, то в будущем нас ждут серьёзные проблемы: наши дети, закончив университет, не смогут найти работу, и не смогут поддерживать нас самих.

Профессии стремительно меняются, и сегодняшние профессионалы всё реже выступают в роли носителей информации, всё чаще ‒ в роли консультантов.

Что касается оценки качества такого образования, мы советуем родителям обращать больше внимания на то, что говорит им преподаватель. Если он просто называет оценку ‒ это плохо, а если он может описать учебный процесс, его цели и сказать, чего они хотят добиться в следующей четверти ‒ это хорошо. Но такой подход, к сожалению, очень трудно внедрять в школах. Мы должны донести до родителей, что их детей должны учить именно таким образом. Я понимаю, что это звучит цинично ‒ но посмотрите на страны, где детей мучают зубрёжкой ‒ и на то, как мало там регистрируется патентов. Эти люди почти ничего не изобретают, потому что у них отбили любопытство, желание учиться. Если мы перестанем оценивать детей по тестам и оценкам, а начнем смотреть на их умение решать задачи совместными усилиями, мы увидим совсем другую проблему.

Патрик Гриффин выступит с лекцией на форуме «Открытые инновации» в Москве 31 октября. За обновлениями можно следить на странице Facebook.

Наталья Чеботарь