1

Как наладить онлайн-обучение?

Александр Молчанов, проректор по организации электронного обучения МЭСИ

Опубликовано: 11.02.2015


О лекциях в Twitter, университетских бизнес-процессах и способах менять парадигму
Александр Молчанов, проректор по организации электронного обучения МЭСИ, кандидат педагогических наук

Как устроено дистанционное обучение в МЭСИ? Судя по правилам, которые я видела на сайте, это скорее заочное образование? Учебный план никак не подстраивается под студента, даже если он способен пройти три года за шесть месяцев.

Отчасти Вы правы, за основу мы берем учебный план заочного обучения, но это совершенно другой формат. Очередной запуск проекта по онлайн-бакалавриату произошел два года назад, зимой 2013 года. А весной 2014 года мы стали первым вузом, принимающим вступительные испытания дистанционно, через интернет. Оригиналами документов обмениваемся с абитуриентами по почте. Поступление нам удалось организовать четыре раза в год, то есть почти круглогодично. К срокам обучения требования очень жесткие: согласно новому закону об образовании, с 2013 года экстернат фактически отменен. Сейчас во время сессии можно сдать не больше определенного количества экзаменов. То есть, исходя из нормативов, сократить срок обучения более чем на год тоже не получится. Сессия, так же как и у очных студентов, два раза в году: если студент выполняет все требования университета в течение семестра, то оценку за экзамен ему выставляют по набранным баллам. Если нет, то сессию он сдает преподавателю, также дистанционно. Все мероприятия отражены в графике учебного процесса и согласованы с учебным планом.

Cогласно новому закону об образовании, с 2013 года экстернат фактически отменен

Кто виноват в том, что сейчас у занятого взрослого человека нет возможности получать высшее или второе высшее образование по собственному графику?

Виновата инертность системы образования. Законодательно это отчасти разрешено, но требуются дополнительные нормативные акты внутри университета. Например, если вы уже где-то изучали дисциплину, вам могут ее перезачесть, оформить индивидуальный план и сократить срок обучения. В стандартах прописано максимальное количество дидактических единиц в год, поэтому из четырех лет учебы может получиться три или два с половиной, но не меньше. При этом вуз должен отслеживать выполнение учебного плана, что сложно делать без хороших информационных систем.

Какие системы используются для персонализации обучения?

В нашем случае, это целая совокупность управленческих систем. В базовой системе на основе 1С хранятся все данные, происходит планирование учебного процесса, утверждение учебных планов, рассчитывается нагрузка преподавателей, бронирование аудиторий и т.д. В виртуальном кампусе, построенном на базе SharePoint, хранятся материалы преподавателей, электронные курсы, задания, есть форумы и рабочие области студентов. Сейчас разрабатывается новая система на основе на Moodle: мы хотим создать репозиторий полезных материалов, которые преподаватель сможет обновлять и отсылать студентам. При этом Moodle работает со всеми видами устройств.

А есть данные, сколько студентов учатся с помощью планшетов и смартфонов?

Конкретной цифры нет, но время от времени мне кто-нибудь задает такой вопрос: «Александр Сергеевич, когда у нас будет разрешено с мобильного устройства сдать сессию?» Или: «Я уезжаю в командировку, пожалуйста, разрешите мне сдавать сессию с планшета». Moodle это всё позволяет, но у нас он пока запущен в тестовом режиме.

Если вернуться к графику учебного процесса, чем онлайн-обучение отличается от банальной заочки? В заочном обучении есть установочная сессия: все студенты приезжают, выслушивают лекции от преподавателей и встречаются в следующий раз на зачетной сессии. Мы же разбили весь график обучения на смысловые блоки и вынесли 4 контрольных мероприятия в течение семестра: тесты, курсовые, контрольные работы и форумы. Форумы бывают тематическими и ведутся по определенным правилам. Например, иногда нужно опротестовать или обосновать мнение предыдущего выступавшего, причем аргументировано, не только на основе Википедии.

Сколько студентов учится онлайн?

Сегодня их около двух тысяч, а на очном – 5,5 тысяч. Студенты онлайн-программ – это люди 25-30 лет, уже имеющие базовое образование. Им не нужна история, философия, но профессиональные знания они хотят получать в полном объеме. На очные отделения приходят вчерашние школьники, которых папа с мамой за руку привели. Учиться они в принципе не хотят, а если и хотят то, может быть, мечтали поступать в МГУ, а не МЭСИ. В результате каждый преподаватель пытается таких студентов замотивировать к получению знаний. В онлайн-обучении студент изначально мотивирован - он хочет и требует.

На очные отделения приходят вчерашние школьники, которых папа с мамой за руку привели.

Что будет, если обычного студента, которого привели мама и папа, отправить учиться дистанционно?

Я болee чем уверен, что он отчислится в течение первого семестра.

То есть для массового обучения вчерашних школьников онлайн вообще не подходит?

Это возможно, но надо выстраивать другие механизмы мотивации. Нужна более высокая степень геймификации, надо учитывать возрастные особенности ребенка, четко понимать, что ему на данном этапе будет интересно. В онлайн-режиме мотивировать сложно, а в офлайне есть эффект толпы, или, например, отсрочка от армии для мальчиков. Два года назад я боялся, что на дистанционную программу студент придет за легким дипломом. Да, в каждой группе таких 5-7%, но большинство понимают, что халявы не будет. Такие студенты со временем отсеиваются, и мы не стараемся их удерживать – дорастут и поступят еще раз.

В онлайн-режиме мотивировать сложно, а в офлайне, например, бывает отсрочка от армии для мальчиков.

То, что вуз нарабатывает в онлайне, как-нибудь влияет на офлайн?

Вуз занимается онлайн-технологиями уже 20 лет, и за это время почти все формы обучения стали смешанными. У очных студентов контрольные мероприятия проходят только в электронной среде: там преподавателю проще размещать презентации или отслеживать, например, кто не сдал реферат до вечера вторника. Устный экзамен проходит в очном режиме, а у дистанционных студентов – в форме вебинаров. Но преподаватель так же тратит свое время – готовит вопросы, ведет обсуждение. По количеству материалов и качеству взаимодействия с преподавателем мы стараемся приблизить дистанционное обучение к очному.

Педагогические решения кочуют из онлайна в офлайн и наоборот. Одни преподаватели работают в Twitter, другие активно используют геймификацию. Например, бывают твит-лекции: преподаватель с утра размещает основные концептуальные блоки будущей лекции, студент их смотрит и на занятие приходит уже заинтересованным. Пока это не стало массовым, но мы проводим зимние и летние школы, где обучаем преподавателей лучшим практикам: «Смотрите, у этого преподавателя получилось – попробуйте и у себя». На определенном этапе мы запретили всем преподавателям работать с мелом у доски. Есть либо интерактивная доска, либо маркерная, а лучше всего – презентация, которая должна лежать в виртуальном кампусе еще до начала пары.

На определенном этапе мы запретили всем преподавателям работать с мелом у доски.

А что тогда делать на занятии?

Когда студенты первый раз увидели презентацию перед занятием (на котором преподаватель ее просто читал), они сказали, что и сами читать в состоянии. Лучше обсуждать проблемные вопросы. Преподаватели это понимают и, учебный процесс потихоньку меняется.

В одном педагогическом вузе тоже пытались внедрить информационную среду. Самые активные преподаватели могли получить в качестве поощрения ноутбуки. По словам директора, он смог раздать только два, а остальные так и лежат в кладовке.

Мы проводим тренинги в вузах, где до сих пор встречаем много преподавателей, которые от этого всего отрекаются. Например, были на факультете педагогики МГУ, читали лекцию, была дискуссия жуткая. Потом мы сидели за чаем, и они открыто сказали, что у них есть педагоги, которые не могут понять, зачем тратить силы, что-то менять, если и так всё хорошо работает.

Что вы на такое обычно отвечаете?

Прежде всего, я могу сказать, что онлайн-образование меняет не только педагога, а вообще все бизнес-процессы в университете.

Вот к вам пришел человек, который считает себя выдающимся специалистом, преподаватель от Бога. А вы ему говорите - у меня бизнес-процессы.

Мы говорим – прекрасно, преподаватель от Бога, давай посмотрим, сколько у тебя студентов в аудитории и сколько из них пришло в ущерб своей работе. А еще посмотрим на качество тех знаний, которые студенты получили на выходе. Смог бы ты им дать больше знаний, если бы вынес лекцию в онлайн, а на паре бы обсуждал с ними практические задачи? Что будет через три года со знаниями, которые ты до них донес? Вопросов, которые можно задать преподавателю, очень много, но ответ, чаще всего, один: «Я всегда так вел и это правильно».

Нелогичный ответ.

Аргументированно они это объяснить не могут. Чаще всего с такими преподавателями приходится расставаться, либо выстраивать бизнес-процесс так, чтобы и знания этого преподавателя - а иногда это уникальнейшие знания - попадали в онлайн.

Но они, конечно, падают в обморок от одного слова бизнес-процесс.

Нет, они не падают в обморок, потому что у нас все-таки экономический вуз, со словом бизнес-процесс все хорошо знакомы.

Просто я слышала в учительской среде такие высказывания: «Ужас, они сравнили призвание с бизнесом». В бизнес-процессе есть конкуренция среди преподавателей?

Есть. Первую видеолекцию мы записывали с профессором, которому был 81 год. Я давно работаю в преподавательской среде, и мне уже рассказывали, что в 55 лет поздно отправлять электронные письма, что в 60 лет невозможно пользоваться Microsoft Word и Powerpoint. В общем, я видел всё. Мне легче записать видеолекцию с 81-летним профессором, чтобы всем остальным сказать: «Посмотрите, ребята, для него это является нормой, неужели вы хуже?» Это служит лучшим аргументом.

Мне уже рассказывали, что в 60 лет уже поздно пользоваться Microsoft Word.

Был уникальный диалог с профессором, который записывал установочную лекцию – ту самую, которую он читает заочникам вот уже лет пятнадцать. После записи он ко мне приходит: «Я подготовился к полуторачасовой лекции, но оператор сказал, что получилось только 55 минут. Что я делаю в аудитории всё оставшееся время?» Он ушел от меня с этой мыслью - чем же он занят в аудитории остальные 35 минут.

Когда предлагаешь что-то подобное учителям, они вопрошают: «А когда же это делать? Это мое святое время, мой двухмесячный отпуск...»

Могу сказать, что мы тоже применяем метод кнута и пряника: за запись видеолекций мы платим определенные средства, учитываем не количество отработанных часов, а количество студентов, с которыми преподаватель работает во время семестра. Получается, что преподавать маленьким группам невыгодно. А верхний предел – сто человек, потому что преподаватель не может осознанно проверить большее количество контрольных и курсовых работ.

Вы же государственный вуз - откуда у вас берутся средства для дополнительной мотивации?

У нас онлайн-обучение полностью платное. Мы являемся подразделением государственного вуза.

Значит, вы можете делать все, что угодно?

Только то, что разрешено законом об образовании и регламентировано внутренними документами. У нас прописан формат видеолекции, ее продолжительность. Сначала мы собрали тестовую группу из 30 человек и отрабатывали на них все бизнес-процессы. Выяснилось, что одного часа лекции вполне хватает. Если возникают проблемы, можно записаться на программу повышения квалификации, обратиться за помощью к репетиторам, заниматься самостоятельно. Мы планируем ввести две дополнительные услуги: личные консультации с преподавателем и полные комплекты видеолекций по дисциплине, где каждая тема практически разжевывается. Никто не может быть ограничен в выборе инструментов.

Но при этом всё регламентировано – количество часов, набор предметов? ОБЖ и философию надо обязательно сдавать, даже если ты пришел учить бизнес-информатику?

Ничего исключать нельзя, иначе ты получишь не диплом, а сертификат о прохождении определенного количества дисциплин. Но я не знаю, что делать со студентами, которые пришли послушать только лекции по бизнес-информатике: я не имею права принимать на курсы повышения квалификации людей с дипломом школьника. Мы поднимали этот вопрос в Министерстве образования, Госдуме, Аналитическом центре при Правительстве РФ. Почем вузам нельзя так делать? Digital October запускает программу «Продюсер онлайн-курсов» и ведет образовательную деятельность без образовательной лицензии, укладываясь в разрешенные законом 72 часа. Туда может прийти любой человек с улицы: получил знания и ушел заниматься своей профессиональной деятельностью. А вузы зарегламентированы настолько, что не могут себе такого позволить. Тренинг на 4 часа должен быть расписан так же, как основная образовательная программа: обеспеченность аудиторным фондом, лабораториями, профессорско-преподавательским составом, требования к преподавателям и т.д.

Тренинг на 4 часа должен быть расписан так же, как основная образовательная программа.

Последний вопрос: лучше пойти получать высшее образование на 5 лет или подождать пару лет, пока, возможно, разрешат поступать в магистратуру людям без диплома?

Я думаю, в России лучше пойти получать высшее образование.

Наталья Чеботарь