1

«Многие дети не знают, как нормально пользоваться гуглом»

О том, чему учат и не учат в школе

Опубликовано: 24.06.2013


Блог самарского школьника Вадима Нефедьева читают 160 тысяч. Причем, специализируется он не на самой раскрученной (знаем по опыту) нише рунета — настоящее и будущее образования. Edutainme поинтересовался у молодого реформатора, почему директора не любят школьные газеты, как разнообразить занятия и насколько интерактивны нынешние уроки.

С чего начался блог?

Вначале мы делали школьную газету, но она не прошла школьную цензуру. Пришлось перейти в онлайн. Пять месяцев я писал на разные темы, пока не получил грант (грант Живого Журнала, прим. ред). Думал, как потратить его с толком, и решил писать о школе. Среди читателей есть школьники, но они мало читают ЖЖ, в основном, это студенты и взрослые.

Твоя аудитория — результат довольно серьезной маркетинговой компании. Откуда это предпринимательское мышление?

Мои родители последние 10 лет занимаются бизнесом, я вижу, как они работают, и мне на этой волне тоже все время хотелось. Дедушка интересуется политикой, я был воспитан на канале Вести 24 и на всей этой движухе — блоги, Навальный. Плюс читал книги по маркетингу, про Джобса, и все подобное.

А школа как-то помогла?

Хорошо, что она просто есть — это такой скачок, стимул. Но про мою газету директор сказал: «Мне не нравятся ваши статьи, поэтому больше выпускаться вы не будете». Поэтому ничем школа мне не помогла. Учителям хочется видеть что-то такое привычное про то, какая у нас хорошая школа, легкие репортажики. А я поднимаю острые вопросы.

Учителя тоже любят поднимать острые вопросы, про зарплаты, например. Почему в школьной газете им это не нравится?

Начальство ругает. Мы как-то написали про то, как в школе собирали деньги на ГИА, на организационные моменты — цветы, подарки учителям, еда. Я сделал маленькую заметочку об этом. Знаете, как нам потом влетело за это? Вдруг прокуратура увидит — это главный довод учителей.

Но ведь чему-то хорошему и полезному школа учит?

Я думал над этим. Учат многому, что, наверное, не нужно. Проблема среднего образования в том, что его пытаются сделать одновременно и специализированным, и общим. Хотят охватить все сферы жизни, рассказать и о биологии, и о химии, и об истории, о русском — обо всем-всем. И во все углубиться. В конце концов, ученики остаются в пролете: отлично выучить какой-либо предмет времени не хватает. Мы проходим «Войну и мир», которую читало максимум пять человек из класса, а все остальные просто сидят. Все делают вид, что они что-то делают, а на самом деле списывают со шпаргалок, и никому все это не надо.

Кстати, при всём этом, учитель может и накричать, и унизить при всех, и наказать своим пренебрежением. Многие преподаватели ставят себя намного выше учеников: они взрослее, образованнее и обладают властью, которая кружит им голову. Так как «школа — второй дом», то учительница — вторая мама. Они считают, что должны воспитывать светлые чувства и мысли, хотя, возможно, нужно давать ту программу, которая для них предусмотрена. Я прихожу в школу за знаниями и общением, но точно не затем, чтобы выслушивать нотации от учителей.

Вадим Нефедьев

Сейчас образовательное сообщество обсуждает стандарт учителя, там перечислены в том числе цифровая грамотность, умение включать/выключать компьютер и все прочее. Что вообще должен уметь современный преподаватель?

Я думаю, нельзя научить этих учителей, которым сейчас по 50-60 лет, активно пользоваться компьютерами и поменять свою систему обучения, должно пройти какое-то время, когда сменится поколение. Из тринадцати учителей компьютерами на уроках пользуются два. Чего греха таить: они в большинстве своем презентацию Power-Point считают вершиной интерактивного обучения. Только заполняют электронный дневник раз в два месяца, от которого никакой пользы нет. Компьютеры доисторические, айпады запрещены. Много говорят про технологии, но я что-то их не вижу. Многие дети не знают, как нормально пользоваться гуглом, в поиске вводят глупые фразы и вообще не совсем понимают возможности интернета. С другой стороны, в школе мы полгода изучаем элементарный HTML, который я за неделю освоил дома в 6-м классе. Почему-то школа думает, что дети очень глупые в компьютерном плане.

У нас в школе есть такой праздник — «День дублера». Каждый год я веду уроки. Хочется быть модным и использовать технологии. Оказалось, правда, что, кроме видео, показывать на компьютере больше нечего — по-русски ничего интересного нет. Я был во Вьетнаме, посетил 7 вьетнамских школ. Почти все учителя хоть немного знают английский. У нас в школе знают английский только учителя английского языка. «Зачем нам английский язык? У нас учебники есть на русском».

Я как-то готовил презентацию. Учительница дала диски, которые называются интерактивными приложениями к учебнику. На деле, просто оцифровали книгу и добавили картинки побольше. А мы с одноклассниками сами оцифровали все учебники, чтобы вместо пяти толстенных книг взять один айпад.

Получается то, что выдается как электронный учебник, вы сами себе можете сделать на коленке.

Ну да. Но учителя запрещают пользоваться айпадами. Кто-то случайно хоп-хоп — и в контакт переходит, а это раздражает.

Нормальных электронных учебников нет, а обычные печатают сплошным текстом. Я, конспектируя главы, понимаю, что можно было бы легко сократить параграфы вдвое. Не нужны такие длинные размышления, выводы и вода. Учебник — не художественное произведение, в нем все должно быть понятно и систематизировано по пунктам.

Недавно открыли Бозон Хиггса, проникают ли в школу новые знания?

Учебники устаревшие. В географии до сих пор не отмечен Южный океан, его нет в олимпиадах. Постепенно обновление происходит, но, я думаю, это зависит от учителей. Многим это не нужно, отмазываются, что программа заполнена, и для игрушек, про которые любят рассказывать в книжках по образованию, времени нет. Я думаю, что-то можно выбросить. Например, учительница по химии нам так и сказала: «Зачем вам знать предмет углубленно, вы все равно не будете его сдавать, давайте оставим только практическую часть». И теперь на веселых уроках мы узнаем, например, из чего состоят полиэтиленовые пакеты. При этом знаем мы не меньше, чем те, кто учат ее 5 часов. Просто из-за скуки они многое пропускают мимо ушей.

Ты состоишь в школьном парламенте при министерстве образования?

В школе сказали: «У нас приказ от министерства образования, нужно отправить туда пять человек». Идея, вроде, интересная, я пришел и даже прошел выборы. Походил пару месяцев, потом перестал из-за бессмыслицы происходящего. Они берут прошлогодний сценарий, переделывают слегка и выдают за инновационную идею. Я говорю: " Что вы делаете, почему новый не придумаете?" Мне на это: «Ну придумывай сам». А мне неинтересно придумывать сценарии молодежных форумов.

Есть какое-то ограничение по формату?

Есть план — организовать кинофест, форум и экологический субботник. И они этому плану следуют. А на самом деле, смысл парламента в том, чтобы претворять в жизнь инициативы школьников, доводить их до высокого уровня. Например, у нас 15 человек ездят в школу на велосипедах, а велопарковки нет. Я хочу велопарковку в школе, пишу план, показываю в парламенте, они одобряют, отправляют в министерство образования, там одобряют и все — молодец, Вадим. У меня была одна идея, было интересно, посмотреть на реакцию. Мне так и не ответил ни один департамент, хотя я отправил все официально.

Про велопарковки тоже не ответили?

Про велопарковки я и не стал писать, сказали, что велоинфраструктура у нас и так включена в план развития Самарской области.

И напоследок: как выглядела бы твоя идеальная школа?

Школа — самое посещаемое место после дома. И она должна выглядеть хотя бы на уровне. Я хочу светлые классы, удобную мебель. Почему у нас не принято ставить диваны или лавочки? Перемена — все стоят в коридоре, дети бегают. Вот я, может, устал и хочу сесть или лечь. А вот нет, сиди на полу, класс закрыт. Другая проблема — безвкусица в оформлении. Чаще всего красят коричневой краской, стелют линолеум «под паркет», закупают мебель ярко-коричневую. Надо завязывать. Цена не зависит от цвета, пусть в государстве нашем придумают стили оформления.


Наталья Чеботарь
Тэги:
Интервью