1

«Мы не говорим, что надо подключить ребенка к планшету и на одиннадцать лет так оставить»

Об экспериментах со школьной программой, неожиданных открытиях и завхозах

Опубликовано: 29.11.2013


Иван Коломоец, основатель Uchi.ru, адаптивной платформы для изучения математики в школе

С чего вы начали?

Мы заинтересовались темой образования в 2003 году, когда еще учились в МФТИ. Сначала мы создали небольшой сайт для подбора репетиторов. Тогда по запросу «репетитор» мы были первыми в Яндексе, и нас вдруг попросили разработать линейку обучающих дисков. Как делать контент, мы не разбирались, но горели желанием — в итоге продали больше 100 тысяч копий. Потом мы решили, что можно учить онлайн и без участия человека. Мы начали пробовать разные интерактивные штуки, выиграли в Швейцарии безвозмездный грант на 10 тысяч франков, сделали несколько прототипов. Наконец, полтора года назад у нас сложилось окончательное видение продукта, над ним сейчас и работаем. Сейчас у нас готов онлайн-курс по математике для первого класса и некоторые разделы 2, 3 и 4 класса. К началу нового учебного года в 2014 планируем представить полный курс для начальной школы. Мы сейчас работаем в США и Англии, еще есть офис в Швейцарии. Там мы продвигаем продукт под брендом Happy Numbers. Мы ведем твиттер @happynumbers в котором почти 2000 подписчиков. Сейчас вне России нашим продуктом пользуется около 50 учителей и 650 детей.

Обучающие программы без человека — одна из самых спорных идей в образовании. Любая критика начинается с вопроса про самое важное — живое общение.

Мы не думаем, что профессия учителя устарела, просто форма ее существования в ближайшее время будет пересмотрена. Для того чтобы чему-то научиться, нужно сделать это самому — КПД фронтальной работы учителя в классе без самостоятельной работы равен нулю. Возможно, многие кинут в меня камень, но еще Пиаже утверждал, что математические знание — система действий, которую нельзя освоить, просто посмотрев, как учитель ловко решает задачки. Мы не говорим, что надо подключить ребенка к планшету и на одиннадцать лет так оставить. Социальные навыки тоже отрабатываются не за 45 минут сидения на уроке — это как раз общение, преимущественно на перемене. За счет практики мы формируем знания и навыки, а коммуникационные вещи должны формироваться, конечно же, не нашей программой. Хотя, возможно, мы будем над этим работать.

Иван Коломоец

За сколько можно пройти всю программу?

В условиях индивидуализации образования сама формулировка «пройти за сколько-то» не совсем корректна, потому что внутри одного класса темп может различаться примерно в 10 раз. Рекорд прохождения программы — полугодовой курс за 3 часа 30 минут. Но это был, конечно, сильный ученик, а самые слабые пройдут часов за сорок.

В условиях индивидуализации образования сама формулировка «пройти за сколько-то» не совсем корректна: внутри класса темп может различаться в 10 раз.

Если программу года можно освоить за месяц, за два или даже за три, остается еще много времени. Что делать учителю в это время?

Мы решаем эту проблему добавлением задач «под звездочкой» в систему и сверхпрограммой. Дети занимаются на более высоком уровне, чем они занимались бы просто с учителем — каждый получает задачи своей сложности.

Дополнительные задачи «под звездочкой» берутся из программы старших классов?

Нет, мы не за модель экстерната, где в 1-м классе проходят интегралы. Часть программы 2-го класса, понятное дело, захватить можно, но не более. Школьная программа довольно скудна: нужно считать, решать примитивные текстовые задачки. А в спецшколах — безграничное количество интересных задач, которые вызывают любовь к предмету. Мы ориентируемся не на экстернат, а на то, чтобы мотивировать и развивать способность к самостоятельному мышлению у сильных учеников.

Как устроено производство контента? Вы его берете откуда-то готовым или придумываете с нуля?

Все абсолютно с нуля. Это достаточно сложный, формализованный и творческий процесс. Предметная область раскладывается в граф знаний. Допустим, для того чтобы считать в столбик, нужно уметь складывать однозначные числа и складывать разряд.

Но эта последовательность есть и в стандартах.

Ну да, только там она линейная. А у нас все раскладывается в граф с множеством ветвлений, учитывающий, что конкретных путей освоения программы может быть сколько угодно. Каждое звено отвечает за формирование тех или иных навыков. После этого мы делаем сценарий пользовательского взаимодействия. Затем продакшн — дизайн, разработка, апробация, сбора статистики, дальнейшая апробация. Причем контент постоянно эволюционирует.

А как у вас устроена команда?

Сценарии пишут не учителя. Учить детей и придумывать программы — разные задачи. У нас есть методисты — люди, которые отвечают за наполнение графа сценариями. Наша главная методист закончила математический класс 57-й школы, потом психфак МГУ и написала кандидатскую диссертацию про то, как усваиваются математические понятия. Детали продумывает креативная группа: два дизайнера, копирайтер, я тоже участвую. Скажу, не боясь, что без экспериментов продукт бы не работал. Они позволяют увидеть, что работает, что нет.

Тестирование Uchi.ru в школе Тестирование Uchi.ru в школе Тестирование Uchi.ru в школе

А кроме того, что можно все пройти в 50 раз быстрее, случаются ли еще какие-нибудь неожиданные открытия?

Например, мы узнали, что скорость решения задач почти не коррелирует со знаниями. У нас есть мини-игры типа «реши примеры, пока не взорвалась бомба». У первых трех детей скорость решения примеров отличалась в 7 раз. Другое открытие — дети не боятся ошибаться. Они делают от 5 до 40% ошибок в начале изучения темы, но в итоге выходят на правильные кривые, которые показывают, что навык закреплен.

Дети не боятся ошибаться. Они делают от 5 до 40% ошибок в начале изучения темы, но в итоге выходят на правильные кривые, которые показывают, что навык закреплен.

Сейчас программа стоит в десяти московских школах. Как это работает в наших условиях? Есть вероятность, что все справятся слишком быстро. А еще учителю нужно поставить оценки, а получается, что у всех будут пятерки.

Если честно, вообще непонятно, как ставить оценку, потому что ломается стереотип постановки. Полноценный курс мы запустили только 15-го сентября, для первого класса. Пока все учителя радуются. Мы планируем просто вводить более сложные задачи и смотреть, куда это все приведет. Вообще мы же не шампуни на обезьянах испытываем, а экспериментируем со школьной программой, которая 50 лет почти не менялась — это довольно сложно.

Вообще мы же не шампуни на обезьянах испытываем, а экспериментируем со школьной программой, которая 50 лет почти не менялась — это довольно сложно.

Ваш сервис — только для школ или еще и для родителей, которые сами с ребенком занимаются? Бывает так, что дети приходят в школу и уже все знают?

Сейчас приглашения могут получить и родители, и школы. Правда, с точки зрения коммерциализации, это совсем разные вещи: сейчас для нас важнее, конечно, школа, потому что мотивированных родителей не так много.

Хотя, я думаю, мы выгодно отличаемся и на рынке внеклассного образования. Все приложения для iPad достаточно узко ориентированы: пример дал — пример решил. Если ребенок не умеет решать, то они ему никак не помогают. Чтобы изучить числа до 10, недостаточно просто выучить десять чисел. Нужно представление о порядке, о числе как о количестве объектов, надо отработать все на реальных примерах. Все школьники знают, что 3 + 8 = 11. Совсем немногие знают, что 3 + 8 = 8 + 3, хотя так считать удобней. Мы ориентируемся на проверенные методики: чему надо учить, как учить, какие навыки формировать. А не просто сделать интересный тренажер, который можно продать в AppStore за 1 доллар и заработать миллион.

Интерфейс Uchi.ru Интерфейс Uchi.ru Интерфейс Uchi.ru

Школы могут подключиться бесплатно?

Да, школа просто заходит на сайт, просит приглашение, мы даем учителям доступ. Если это в Москве, то приезжаем, смотрим, какая есть инфраструктура, и даем советы. Есть один учитель, который сам нашел нас в интернете, завел класс и начал заниматься, то есть, не мы его нашли.

Сложно ли образовательному стартапу войти в школы?

Первая школа, с которой мы начали работать, находится рядом с нашим офисом. Полтора года назад я честно рассказал директору, что мы делаем, и предложил попробовать — она согласилась. Я думал, со всеми остальными будет то же самое. Я пошел в школу, которая находится чуть дальше и поговорил с учителями старших классов. Им тоже понравилось, но они просили посоветоваться с директором. С ней разговор был такой: «А вы от департамента образования или не от департамента?» «Нет, — говорю. — Мы частная компания». Ну она тогда и сказала: «Нет, нам это не интересно, вы, скорее всего, какие-то шарлатаны». Потом мы сходили еще в 8 школ и дальше охранников у нас не получалось пройти. Сложнее всего продраться через охранников и завхозов, у них же власть в руках.

Тогда директор сказала: «Нет, нам это неинтересно, вы, скорее всего, какие-то шарлатаны».

Но задачи подключить тысячу школ и не стояло. Стояла задача попробовать разные варианты. Школы для наших потребностей мы набрали не через департамент образования, не через серые схемы, просто через знакомых вышли на директоров и с ними договорились. Я уверен, что десятки процентов школ в Москве точно к этому сами готовы.

Как родители на это реагируют? Есть же нормы санпина, где говорится, что за компьютерами можно сидеть не больше четверти часа.

Имеется в виду непрерывная работа: если ты 15 минут работаешь за компьютером, но на 10 секунд отвернулся, можно хоть весь урок так сидеть. Основная масса родителей реагирует очень позитивно. Однажды просто попросили, чтобы их дети не сидели за компьютерами на продленке. А вообще в одной школе uchi.ru даже стоит в расписании.


Людмила Синицына