1

«Мы игнорируем школьные системы»

Луис фон Ан, основатель Duolingo

Опубликовано: 22.01.2015


Duolingo – одна из самых известных платформ для изучения иностранных языков, за три года набравшая более 60 миллионов пользователей. Edutainme поговорили с основателем сервиса Луисом фон Аном о локальных особенностях изучения английского, индивидуальном образовании и ужасных школьных системах.

В прошлом году вы начали продвигать Duolingo в России. Как работается с русскими пользователями?

Уже есть уроки английского и немецкого для русскоязычных, но это только начало, впереди много работы. Мы решили сосредоточиться на России, потому что в такой большой стране многие люди хорошо образованы и вдобавок технически подкованы.

Приятно слышать. По вашему опыту, что касается изучения языков, у людей в разных странах разные модели поведения?

Определенно. В США это хобби, потому что там нет необходимости заниматься языком ради работы. В Мексике как раз наоборот - чтобы получить хорошую работу, нужно выучить язык. Россия, на мой взгляд, оказалась где-то посередине. Другой важный фактор - система школьного обучения: в Японии с письменным английским всё хорошо, зато говорят они плохо, потому что на уроках предпочитают одни упражнения другим.

Можете ли вы сказать, что технологии помогли Duolingo выявить какие-то новые правила обучения языку?

И да, и нет. Я не знаю, было ли кому-то в мире это известно ранее, но для себя мы точно что-то нашли. Duolingo активно пользуются 20 миллионов человек по всему миру, а тестируем мы его на десятках тысяч людей. Допустим, мы хотим понять, что русскоязычным людям лучше проходить сначала – английские прилагательные или множественное число. Для этого мы проводим тест среди новых 50 тысяч человек, зарегистрировавшихся в системе: первой половине преподаем в одном порядке, второй – в другом. И после этого мы узнаем, что сначала лучше все-таки пройти множественное число. Таких мелочей масса, и выяснять нам их приходится самостоятельно.

Какие специфические проблемы у мобильного обучения - как далеко люди проходят курс в Duolingo, когда они бросают занятия?

Активными пользователями становятся примерно 25% из всех, кто зарегистрировался, а пятая часть доходит до конца. Это одна из самых больших проблем, но с ней мы справляемся лучше других платформ. На Coursera, например, число окончивших курс составляет 2-3 процента. Кстати, в Twitter активных пользователей тоже около 25%.

Активными пользователями становятся примерно 25% из всех, кто зарегистрировался, а пятая часть доходит до конца.

Да, а многие, кто записывается на офлайн-курсы английского языка, обычно не доходят до конца.

Ну да, или вот люди записываются в спортзал, но не ходят.

Может ли Duolingo заменить обычные языковые курсы, как думаете? Или даже репетитора?

Наша система уже показала себя как достаточно эффективная: если вы будете учиться в Duolingo на протяжении 34 часов, то изучите объем, эквивалентный программе одного семестра колледжа или университета. Выйти на такой же уровень, как у занятий с репетитором, наш сервис пока не может, но уже составляет конкуренцию обучению в классе. Правда, в классе ребенок может в любой момент поднять руку и задать вопрос. У нас есть дискуссионные форумы, но это не совсем то. Это, конечно, минус, но есть и плюсы.

Если учиться в Duolingo на протяжении 34 часов, можно изучить объем, эквивалентный программе одного семестра университета.

Мы хорошо понимаем, что индивидуальное обучение лучше группового, поэтому когда-нибудь надеемся составить конкуренцию индивидуальному преподавателю. Есть знаменитое исследование в области образовательной психологии, называется The 2 Sigma Problem. Ученые сравнивали уровни успеваемости тех, кто учится в классе и индивидуально с преподавателем, выяснили, что у последних оценки лучше. Учитель, у которого в классе может сидеть и по полсотни человек, вынужден обучать всех одновременно и одинаково. Если он будет подстраиваться под самого слабого ученика, то всем остальным станет скучно. Наш сервис уже научился подстраиваться под любого человека, поэтому можно проходить материал в разном темпе.

Считаете ли вы, что ваш опыт обучения языкам можно перенести на другие предметы - историю, математику, естественные науки?

Я не думаю, что наш опыт можно перенести на любой предмет, но многое из того, что мы узнали, пригодится и в других областях. Наверное, мы можем переключиться и на другие предметы, но не раньше чем через год – еще многое нужно сделать в области языкового образования.

Известно, что стартап существенно вырос после того, как Apple назвал Duolingo Приложением Года. При этом вы говорите, что не потратили ни доллара на маркетинг. Как вам это удалось?

Прежде чем стать компанией, мы были исследовательским проектом в университете Карнеги Меллона. Мы около полутора лет потратили на развитие Duolingo внутри университета, он же нам и платил. Еще до того как мы стали приложением года, люди узнали о Duolingo из моего выступления на TED Talk. Они посмотрели ролик, скачали приложение и пошли рассказывать своим друзьям.– и во многом благодаря ему же растем сейчас.

Мы выросли целиком благодаря сарафанному радио.

Что бы вы порекомендовали стартапам, которые занимаются образовательными медиа?

Мой главный совет стартапам – разрабатывайте для конечного пользователя, а не для школ. Множество проектов мечтают примкнуть к школам, но вообще-то держать в голове нужно именно ученика и учителя. Очень много времени и сил уходит на то, чтобы встроиться в школьную систему, а во многих странах она по-настоящему ужасна. И в итоге у вас получится очень плохой продукт, созданный под очень плохую систему. Мы не ориентируемся на школьные системы, мы их игнорируем. Если они хотят нас использовать - это здорово. Кстати, сейчас нас используют около 100-200 тысяч учеников и студентов. Для учителей мы пока ничего не выпускали, потому что ориентируемся на школьников. Но если попросят, сделаем.

Наталья Чеботарь