1

«Главное – дать студенту знания для трудоустройства»

Александр Никитин, сооснователь GeekBrains

Опубликовано: 24.04.2018


Александр Никитин — сооснователь компании GeekBrains, которая обучает программированию онлайн. Edutainme поговорили с ним о том, как за один год подготовить разработчика и сделать его востребованным на рынке труда.

Компании сейчас 8 лет?

Можно посчитать и так. Первая компания, которую основали с моим одногруппником в начале 2010 года, называлась «Школа программирования». Это был такой блог: писали о том, как правильно программировать. Постепенно проект развивался, и в 2014 году он преобразовался в GeekBrains с определенной сменой концепции. Сейчас в компании работает более 60 человек в штате, 200 преподавателей, 400 наставников.

Как изменилась концепция?

До этого мы были площадкой для курсов программирования. Можно было зайти на наш сайт, посмотреть, что мы учим языку PHP, С++ или еще какому-то языку, выбрать курсы и пойти на них.

Потом мы поняли, что хотим сделать некое сообщество — платформу, где встречались бы начинающие и не начинающие программисты, могли пообщаться, посмотреть, почитать, даже без платного обучения. И плюс GeekBrains, где есть блог, есть статьи, вебинары и много чего полезного.

Как за эти восемь лет изменился рынок, на ваш взгляд?

Когда мы появились, было полтора программиста, которые рассказывали что-то о программировании онлайн.

Мы развивались вместе с рынком, он появлялся на наших глазах. Сначала, люди не понимали что такое вебинары вообще, а сейчас, думаю, это слово вызывает намного меньше вопросов. И онлайн-курсы стали понятным явлением.

А как поменялись пользователи за это время?

Очень логично, сообразно тому, как развивался рынок, и возрастали запросы пользователей.

Появились серьезные игроки, которые стараются предоставлять более качественные услуги, обучение, какие-то сопутствующие услуги: стажировку, трудоустройство, еще что-то полезное. И это становится нормой, потому что у пользователей есть запрос: не просто покупать учебные материалы, а получить ответы на вопросы, чтобы была групповая работа или общение с преподавателями, наставниками, одногруппниками и так далее.

У пользователей есть запрос: не просто покупать учебные материалы, а получить ответы на вопросы.

Получается изменения на рынке связаны с изменениями самих пользователей? Что первично: вы диктуете правила, или пользователи?

Это органично развивается шаг за шагом.

Сейчас рынок развивается, и мы понимаем, что к нам приходит пользователь, и нужно, чтобы ему было комфортно, удобно и так далее.

Сначала мы учили языку программирования PHP, потом поняли, что пользователю нужно не умение программировать на языке, а — делать сайты, и стали выстраивать обучение вокруг этой концепции.

Потом поняли, что нужно, чтобы ученик мог практиковаться на реальных примерах, и сделали стажировки, и стали кричать: «Стажировки, стажировки!» — и все на рынке стали предлагать стажировки. Потом стали кричать: «Трудоустройство, трудоустройство!» — и оно стало снова появляться у всех. Потом мы стали кричать: «Наставники, наставники!» и стали в других проектах появляться наставники.

От какой идеи, которую вы закладывали в самом начале организации бизнеса, вы отказались, а что оставили?

Мне очень приятно, что те вещи, которые мы декларировали в самом начале, остаются по сей день.

Это что, например?

Предыстория такая. Мы запускали проект будучи выпускниками МГТУ им. Баумана по специальности программирование. Меня в Бауманке шесть лет учили программировать. На самом деле, научили, и я им за это благодарен. Бауманка очень классный вуз. Но было абсолютное понимание, что можно иначе, эффективнее и быстрее. И эта мысль была заложена в проект: попробовать через интернет, через современные технологии и способы передачи информации делать быстрее и эффективнее. Предоставить альтернативный способ получении профессии программиста.

А от какой идеи вы отказались, которая была в начале? Например, в одном из ранних интервью в 2011 году вы говорили, что человек не готов платить деньги за курсы, когда не видит преподавателя вживую, а сейчас вы решили отказаться от преподавателей.

Это похоже на то, что я мог сказать. Суть этого высказывания — должно быть какое-то живое общение для успешного обучения. Нам изначально казалось, что оно может быть только с тем, кто читает лекцию.

Та политика, которая происходит сейчас связана с разграничением этих ролей. Живое общение должно оставаться.

Другое дело, что теоретическая часть не обязательно должна быть в живом формате. Нет необходимости каждый раз выходить в прямом эфире. Логичнее и удобнее делать видео — можно подготовить более качественный контент. А общение по поводу проблем и вопросов ученика, безусловно, нужно делать вживую.

Человек — большой мотивирующий фактор. Почему в фитнес-клубах существуют тренера? В том числе, потому что они стимулируют посетителей, которые индивидуально занимаются, не забить на тренировку и прийти. Здесь абсолютно то же самое: если ты понимаешь, что у тебя есть наставник, который ждет, что ты выполнишь домашнее задание, готов тебе помочь — это дополнительная мотивация.

Живое общение должно оставаться.

В одном из описании курсов написано: За 11 месяцев (именно столько длится полный курс) можно стать первоклассным специалистом и не тратить на учебу в университете 5-6 лет. На чем основывается это утверждение?

Я проучился шесть лет на программиста, и, основываясь на своем опыте, могу сказать, что можно быстрее. И еще на истории успеха учеников.

Вы их отслеживаете?

Отслеживаем. У нас есть система, которая автоматически опрашивает пользователей спустя три-четыре месяца после окончания. Но технически это сложно, потому что не все отвечают. На портале мы собираем истории успеха тех, кто у нас учился.

Может ли быть таким показателем количество трудоустроенных людей, которые продолжили работать? Вы же гарантируете всем трудоустройство?

Безусловно может. Очень много кейсов, когда после обучения человек не взаимодействует с нами. Он не обращается, например, за трудоустройством.

Трудоустройство не является фичей, которую все студенты хотят получить?

Кстати, нет. Сначала будущего студента, кажется интересной и важной фичей, но потом, как мы видим на последующих этапах обучения, если спросить: «Ребята, есть вакансии, кому?», будет меньше половины, кому актуально. Это нормальная жизненная ситуация. Не всем в конкретный момент времени нужна работа. Наша задача при гарантии трудоустройства: так учить, чтобы студентам не приходилось к нам обращаться за трудоустройством, чтобы они без проблем закрывали этот вопрос на этапе обучения.

Сколько человек прошло обучение за 8 лет?

Это очень сложно всегда посчитать, потому что у нас огромное количество бесплатных курсов. Это десятки или тысячи людей, которые посмотрели или в чем-то приняли участие. 1 185 000 студентов записались на платные/бесплатные курсы за все время. Сейчас на курсах и в GeekUniversity проходят обучение 1800 человек.

А вы анализируете показатели учеников?

Да, безусловно, внутри все трэкается.

1 185 000 студентов записались на курсы за все время. Сейчас на курсах и в GeekUniversity проходят обучение 1800 человек.

И как эту информацию используете?

Всю информацию о действии ученика на сайте, которую мы можем получить, собираем. Не могу сказать, что у нас все идеально и мы каждый чих анализируем, но в этом направлении развиваемся. Это, в первую очередь, хороший сигнал о каких-либо проблемах для нас.

Ученики могут оценивать каждое видео, каждое занятие. Понятно, что есть урок, у него есть автор, кто его провел, программа. Есть пороговые значения: если мы видим, что что-то нетипичное происходит на каком-то конкретном уроке, мы с этим конкретным уроком начинаем разбираться.

Также после каждого курса мы собираем отзывы, где ученики могут предлагать что было удобно, что нет. Также у нас есть закрытые группы для учеников, где более неформальное общение происходит. И в этих группах присутствуют наши сотрудники — комьюнити-менеджеры. Оттуда мы тоже какие-то идеи можем брать.

Основываясь на этих отзывах вы что-то меняете в курсах?

Я бы разделил контент и формат. Если говорить о контенте, то ученики оценивают процесс: и преподавателя, и учебную программу. Также мы собираем текстовые отзывы в свободной форме и анализируем их. По каким-то низким показателям мы можем увидеть проблему, разобраться и понять, что контент устарел или материалы не соответствуют критериям.

По форматам — меньше предложений от пользователей. Больше наших тестов, решений на основе экспертного мнения тех, кто работает в компании. Мы примерно представляем что может хорошо сработать с точки зрения форматов обучения и тестируем.

Наша задача при гарантии трудоустройства: так учить, чтобы студентам не приходилось к нам обращаться за трудоустройством, чтобы они без проблем закрывали этот вопрос на этапе обучения.

И так вы пришли к идеи с наставниками?

И к наставникам, и к частичной замене живых трансляций на подготовленные видео-уроки, и какие-то вещи, связанные с промежуточными тестированиями. На самом деле, это бьется на много очень маленьких нюансов, которые даже могут часто быть незаметны ученикам, но из этого состоит наша работа.

А вы сами проходите свои курсы?

Честно? Хочу сейчас один посмотреть по блокчейну.

Я в этом плане абсолютно типичный представитель, который не доходит до конца. Вот я на Coursera начал проходить машинное обучение и слился где-то посередине.

Почему?

Время, потеря интереса. В онлайне очень сложно удержать внимание и должный запал у человек, тем более на протяжения нескольких месяцев. Потому что для всех онлайн-образование — это такая добавка к обычной жизни: работе, учебе, путешествиям.

А если какой-то язык программирования, то я учу не у нас на платформе. У нас платформенное обучение на 99% для начинающих, junior-программистов, тех, кто совсем ничего не знает про программирование. Для них это удобный способ. Когда ты становишься более или менее полноценным разработчиком, ты по-другому начинаешь учиться каким-то темам. Тебе достаточно почитать какой-то мануал на английском языке. Точечно, то, что нужно на работе, ты гуглишь информацию и начинаешь использовать.

Вы сначала сделали курсы, которые противопоставляли обучению в вузе, потом сделали университет, который имеет лицензию на образовательную деятельность, но не имеет ничего общего с академическим образованием. Откуда такая нелюбовь к стандартному образованию?

Я стараюсь дать альтернативу этому стандартному обучению. Это не значит, что я ее отрицаю. Например, если вы старшеклассник или абитуриент, который задумался поступать в вуз на специальность программист, я вам рекомендую поступить. У меня нет тут какого-то противоборства. Может быть 8 лет назад, когда мы начинали, мне было 23 года и я был намного моложе, тогда был юношеский максимализм, но сейчас нет. Есть право на существования однозначно и у вузов, и у нашей модели тоже.

А вы планируете выходить к вузам?

С вузами, не то что есть планы, но возможно, какие-то взаимодействия будут.

Для всех онлайн-образование — это такая добавка к обычной жизни: работе, учебе, путешествиям.

А школьников не хотите обучать программированию?

Старшеклассники у нас и так учатся. То, что мы рассказываем — это не rocket science. Старшеклассник с техническим складом ума вполне может успешно учиться в GeekBrains, более того, на портале были разные статьи про ребят, которым 12 лет и еще меньше, которые у нас чему-то учились. Поэтому определенная аудитория школьная присутствует.

Мы думали стоит ли делать специальные программы, ориентированные на школьников, но пока нет окончательного решения. Пока школьники в общем потоке учатся с не школьниками.

А как дела обстоят с учениками из регионов? Насколько они представлены у вас на платформе? Какое соотношение между столицей и регионами?

Из столицы у нас где-то 40 процентов, а остальные из регионов. Второе место занимает Петербург. И затем города-миллионники: Екатеринбург, Ростов, Краснодар. Кстати, юг неплохо учится. В меньшей степени зауральская часть России. Потому что у нас формат — живые онлайн-вебинары, которые идут вечером по московскому времени и тем, кто находится во Владивостоке или Красноярске в прямом эфире смотреть это тяжело. Оттуда тоже есть ученики, которые в записи смотрят. Но европейская часть России — это 80 процентов.

Из столицы у нас где-то 40 процентов, а остальные из регионов. Второе место занимает Петербург. И затем города-миллионники: Екатеринбург, Ростов, Краснодар.

А что касается зарубежья?

Мы попробовали с Китаем чуть-чуть, но расшиблись о языковую и культурную стену непонимания. Но мы были наивными. И сейчас это не ближайшая точка роста. Мы понимаем, что еще в рамках русскоязычной аудитории есть куда расти.

А какие точки роста вы видите?

Нам есть куда расти в нашей ключевой нише — обучение программированию и по форматам, и по спектру тех курсов, которые мы предлагаем. Помимо этого, нам интересно еще пробовать обучать не только программированию, а, например, дизайну, онлайн-маркетингу. И развиваться в этом направлении. Главное — дать студенту знания, необходимые для трудоустройства.