1

Новая профессия: Образовательный технолог

Людмила Рождественская, образовательный технолог
в Таллинской центральной русской гимназии

Опубликовано: 08.07.2014


Об обучении учителей, поиске идеального плана и таланте делать уроки из всего.

О профессии образовательного технолога

Я закончила физфак МГУ, а потом лет двадцать пять была учителем математики и информатики. В 2006 году стала тренером (учителем учителей) в проекте «Прыжок тигра» — эта организация занималась распространением технологий в школах. В конце нулевых некоторые из моих коллег-тренеров превратились в образовательных технологов — так в эстонских школах появились люди, ответственные за информатизацию. Идеологически это обозначило начало перехода в образовании от бумаги к цифре. В нулевые был разработан эстонский профессиональный стандарт учителя в области образовательных технологий (за основу его был взят международный стандарт ISTE), где перечислены основные компетенции. Для технолога, помимо них, важны еще и лидерские качества: мало уметь самому — нужно еще и заразить других. Вообще-то список задач на такой должности бывает очень непостоянным, поскольку по мере развития школьной организации будут обновляться и задачи, которые необходимо решать в постоянно меняющихся условиях. Учат ли где-то на таких школьных технологов? Да, сейчас в Таллинском университете появилась магистерская программа по подготовке образовательного технолога, в 2012 году был первый выпуск. По мере развития технологий школа сильно меняется. Есть «перевернутый класс», а я занимаюсь «переворачиванием» образования.

О сложностях и радостях дистанционного обучения

У нас школа старая (в этом году нам исполнилось 90 лет), с традициями, находится в самом центре Таллина. Какие же образовательные форматы у нас появились? Вот уже три года мы пробуем нечто новое, внедряя дистанционное обучение. Одна из форм — Дни дистанта, когда целые параллели не приходят в класс и учатся удаленно. Для проведения такого учебного дня учителям нужно подготовить контент, разместить его на специально созданном для этого Google-сайте, обеспечить обратную связь, оценивание, поддержку учеников. На первых порах учителям было сложно понять, как может выглядеть задание, чтобы оно было не таким, как в учебнике, поэтому всем приходилось учиться прямо в процессе разработки контента. Это такая новая форма обучения учителей — не через традиционные курсы, а через общешкольный проект, какую-то коллективную задачу, которая прежде никогда не решалась. То есть, когда мы только начинаем подготовку очередного дистанционного дня, мы еще многого не умеем, но пройдя через процесс проектирования, многому учимся.

Я занимаюсь «переворачиванием» образования.

В самый первый раз это случилось вынужденно: намечалась забастовка транспортников, дети не могли доехать до школы и обратно. Мы об этом узнали примерно за неделю, и решили попробовать, чтобы не прерывать учебный процесс. Правда, получилось не очень хорошо: некоторая часть учителей умела использовать инструменты Google — документы, карты и так далее, но многие просто написали задания по типу «параграф такой-то, страница такая-то, задачи такие-то». В наших головах классно-урочная система засела прочно: в 8:00 урок математики, потом перемена, в 9:00 урок русского и т.д. Получился полный перенос системы уроков в виртуальную форму. На следующий день пришли возмущенные ученики и спросили: «Это что же получается? С восьми утра до двух часов дня мы просидели за компьютерами, и отнюдь не в играх или соцсетях». Это наша история провала, и мы ее потом оперативно проанализировали, многое, кстати, вынесли для себя по поводу нового учебного формата. Когда объявляется новый дистанционный день, учителя-предметники начинают переживать, что у них как будто пропадает урок. Представьте, учитель проходит с учениками на математике какие-нибудь параллельные прямые, и тут — раз — дистант. Дать в этот день задание, такое же, как в учебнике, нельзя, потому что это ничем не будет отличаться от занятия в классе, только ученику придется его выполнять самостоятельно. А ребенок, понятное дело, не будет в восемь утра дома за компьютером задачи решать. В каком это все должно быть виде? На этот вопрос мы всем учительским коллективом ищем ответы последние три года.

Людмила Рождественская

О поисках идеальной формы

Для целой параллели мы придумываем тему, не связанную конкретно ни с одним учебным предметом. Ну, например, как-то раз дистант пришелся на май, и тогда для младших классов была придумана общая для всех тема «Весенние изменения в природе». Мы решили, пусть у нас будет пять этапов и шестой — это всегда анкета обратной связи. За каждым этапом закрепляется по преподавателю: в общую проектировочную группу могут попасть учитель математики, русского, эстонского, английского и, например, физкультуры. И каждый должен составить такое задание, которое было бы связано с общей темой.

Вот, например, задания одного из дистант-дней для седьмого класса, тема — «Вредные привычки». Первый этап делал учитель литературы: это подборка заданий по функциональному чтению. Второй этап — задание, которое разрабатывал учитель биологии. Мы нашли изображения пачек «сигарет для юных леди», выпускает Ростовская фабрика. Меня удивляют вопросы, которые иногда приходится слышать: зачем вы детям рассказываете про СПИД, курение, наркотики? Не рассказывать? Как будто они сами не могут этого в интернете найти. А здесь, в этом задании подход другой — давайте изучим состав сигареты, рассмотрим ее как научный объект. Потом выполним тест, например, о влиянии никотина на организм. Вот что он делает? Вызывает одышку, налипает на легкие. Ребенок не может не вникать в содержание, пока будет это все читать. Но это учение без принуждения. Следующий этап — задание по английскому. Здесь важно так поставить учебную задачу, чтобы использование Google-переводчика не стало единственным методом выполнения задания. Смысловой перевод, да еще и перевод плакатных надписей, опять же, в русле общей темы — про сигареты и курение — стал идеей этого задания.

Об учителях, мотивации и творчестве

Очень важна установка директора. Он приходит на педсовет и говорит: «По-другому не будет!» Вообще, если в школе нет связки директора и образовательного технолога, вряд ли что-то получится. Инновации часто вызывают сопротивление в коллективе. Например, одно дело, когда учитель объясняет по готовому, совсем другое дело — разработать контент самому. Это всегда сложно, потому что учителей этому никто не учил. Где этому можно научиться? Например, создавать задания на функциональное чтение, что называется, «из всего»? Пару лет назад у меня был такой мастер-класс, где мы работали с этикетками, с упаковками, рассматривая их как учебный объект. В этом новизна подхода: поискать вокруг, найти предмет и самому составить вопросы и задания.

Разрабатывать самому — всегда сложно, потому что учителей этому никто не учил.

Это такая работа, которая требует творческого подхода. Но нельзя 24 часа в сутки заниматься творчеством, хочется чего-то уже и рутинного. Еще в моей работе очень важна стрессоустойчивость. Если у тебя маловато опыта, если ты не готов к сопротивлению изменениям, которое есть всегда и в любом коллективе, то в роли инноватора можно начать во всех, кто не с тобой, видеть врагов. Такая позиция не конструктивна и к результату не приводит. На меня, правда, не жалуются — ну, может, я этого просто не вижу. Хотя, например, подготовку дистантных дней довольно сложно планировать в плане нагрузки: получается много всякой неформальной работы, которая входит в противоречие со списком обязанностей, существующих у учителя.

Нельзя 24 часа в сутки заниматься творчеством, хочется чего-то уже и рутинного

О труде и альтруизме

Чтобы создать модуль по поиску в интернете для нашего школьного дистанционного курса, мы с моей коллегой сами прошли дистанционный курс Google Power Search два года назад. На создание одного задания у нас уходило порядка двадцати часов. Это же надо всё перевести, встроить в школьный контекст, игровой, интересный. Вот теперь дети по нему учатся. Но цена разработки контента велика.

Конечно, хочется, чтобы это материалы стало доступно. Как говорил Евгений Патаракин: «Бойтесь не того, что украдут, а бойтесь, что это будет никому не нужно». Но и выкинуть в Сеть без сопровождения — тоже не так просто. Какова будет судьба этих материалов? Не так легко встроить свои инновационные идеи в уже существующую программу, в сознание, в мышление.

Бойтесь не того, что украдут, а бойтесь, что это будет никому не нужно.

Сегодня школа может похвастаться: в Google Apps у нас порядка ста пятидесяти сайтов, созданных учителями в поддержку своих предметов. Кто-то из учителей готовит свой учебный курс, кто-то пишет учебник, другие просто складывают материалы в удобные папочки на Google-диск. Подготовил что-то к уроку — нужно поделиться с детьми. Получается не просто электронный учебник, а интерактивный, вернее, целая среда для взаимодействия. Постепенно в школе создается обучающая сеть, не только для дистанта. Мы недавно посчитали, что сейчас это уже десятки тысяч презентаций, таблиц и других документов.


Людмила Синицына