1

Образование 2025: прогноз ВШЭ и «Стрелки»

Опубликовано: 22.10.2014


Нам за тридцать, мы выглядим и чувствуем себя на все 20, а наши родители — на 30. Работаем мы в парках, учимся дома, в университет приходим выпить чашку кофе с коллегой и на занятия йогой. Мы не знаем государственных и национальных границ. Мы спорим с виртуальным тьютором нашего ребенка по поводу того, на какой курс надо записать малыша, а в это время наш виртуальный аватар подписывает за нас контракт на работу.

Год назад участники проектно-учебной лаборатории «Развитие университетов» НИУ ВШЭ и студенты института «Стрелка» провели двухдневную мастерскую «Образование будущего глазами людей будущего». В ходе мозгового штурма они попробовали составить портрет московского студента в 2025 году и предсказать тренды. Мы попросили участников мастерской развить высказанные идеи.

Лена Ярманова

Лидия Борисова

Аналитик Департамента исследований и разработок Института образования НИУ ВШЭ
Лена Ярманова

Наталья Орехова

Выпускник института «Стрелка» (2013), архитектор


Новая инфраструктура

Огромные потоковые аудитории начнут пустеть, некоторые вузы закроются. Каждый сможет слушать лекции и работать над проектами в любом учебном заведении, вне зависимости от того, где формально учится. Начнется освоение альтернативных образовательных пространств — парков, музеев, кафе, лабораторий, коворкингов. Выжившие вузы откроют двери для горожан, превратятся в свободные образовательные площадки. Как в детском саду или поликлинике, за студентом будут закреплены места в районных учебных заведениях, куда он сможет приходить в любое время. Появятся «дети-ученые», через интернет получившие доступ к учебникам и научным инструментам; университет как источник знаний им уже не пригодится.

Новые образовательные модели, вроде «перевернутого класса» (flipped classroom), когда материал изучают дома, а практикой занимаются на уроке, требуют переосмысления физического пространства вузов. Появятся цифровые лаборатории и компьютерные бары, где можно учиться за чашкой кофе и с бутербродом. На смену традиционной планировке с жестким функциональным зонированием придет гибкая структура. Открытые пространства разделят условными перегородками из мобильной мебели. Такие места можно будет использовать для работы в группах, коммуникации, обмена идеями. Университеты начнут подстраиваться под образовательные потребности разных социальных групп. Домохозяйкам разрешать брать на учебу детей, которые смогут играть в соседней комнате. В классах для пенсионеров отведут свободное пространство под инвалидные кресла. Ориентация на здоровый образ жизни станет важным фактором университетской инфраструктуры: в кафе будут наливать смузи, спортзал сделают круглосуточным, здания начнут строить из экологически чистых материалов, а мусор — перерабатывать.

Новый подход к знаниям

Информационное давление будет с каждым годом расти и сказываться на здоровье. Людям придется контролировать объем потребляемых знаний, станут популярны тренинги, медитативные практики. В университетах появятся специальные комнаты, где человек сможет расслабиться и отдохнуть от учебы. Неограниченный доступ к информационному потоку потребует навыков ориентирования в нем. На помощь придут наставники — реальные или виртуальные тьюторы. Они проанализируют нашу образовательную активность и займутся разработкой индивидуальных образовательных траекторий.

Наберут популярность более дружелюбные форматы подачи данных — компактные, наглядные, емкие. Знания в сжатой форме можно будет приобрести через различные сети и экспертные сообщества.

Виртуальное «я»

Программы будут оценивать компетентность человека через анализ контента, который он прочитал, прослушал или создал. Всю виртуальную активность, даже неформальную, начнут учитывать и анализировать. Наш виртуальный «след» станет основой для формирования цифрового аватара, который вместо резюме или портфолио расскажет о нашем профессиональном опыте. Такой аватар будет знать о нас больше, чем мы сами, и сможет преподнести в лучшем виде наши достоинства коллегам, экспертам и работодателям. Он же будет моделировать программу личностного роста и планировать образовательный процесс.

От статики к мобильности

Мы станем мобильнее. Еще до рождения ребенка родители узнают о его врожденных способностях (через генетические исследования) и выберут индивидуальную образовательную модель. Жесткие границы между уровнями образования размоются. Случится постепенный переход от стандартизации к диверсификации: возрастет популярность негосударственных институций, вместе будут учиться люди разного возраста и разного социального статуса. С первых дней жизни ребенок сможет совершать виртуальные экскурсии в отдаленные точки мира, города, музеи или университеты. Каждый попробует примерить на себя разные социальные роли: ученик станет учителем, а учитель — учеником.

Массовый характер примут проектные формы обучения, все можно будет геймифицировать. Из транслятора знаний учитель превратится в модератора, способного грамотно направить ученика.

От 0 до 120

Развитие медицины увеличит продолжительность и качество жизни. Появится целый класс «новых старых», которые захотят активно учиться и работать. Снизится численность молодёжи — возможно, именно она станет меньшинством, права которого придется охранять от социального давления взрослых. Появление активного класса пожилых людей приведёт к кадровой передержке. Усилится автоматизация, низкоквалифицированные работники потеряют свои места, вакантных позиций останется всё меньше. Возникнет прослойка «ненужных людей», которых все-таки придется чем-то занимать. Университеты, в том числе, будут выполнять функцию социальной передержки молодежи. Чтобы быть конкурентоспособными, нам придется постоянно учиться и переучиваться.