1

«Образование должно отражать многообразие языков культуры»

Опубликовано: 27.11.2018


В Эстонии запустили образовательную платформу для изучения культурной памяти с помощью кино. «История на экране» стала вторым проектом группы семиотиков Тартуского университета. О том, как семиотика и технологии работают на благо образования в мультикультурной Эстонии, рассказывает Саша Милякина, сооснователь проекта и бессменный редактор Edutainme в 2012-2017 годах.

Об образовании на экране

«Образование на экране» — имя, под которым мы делаем все наши проекты. В прошлом году мы запустили «Литературу на экране», сейчас вышла «История на экране», а третья платформа будет посвящена идентичности. Еще в 2015 году на отделении семиотики собралась группа студентов и сотрудников, интересующихся образованием и цифровыми технологиями. Сначала мы просто читали и обсуждали тексты, но довольно быстро из ниоткуда появилась идея первого проекта. Мы решили сделать цифровой комментарий к роману Андрусу Кивиряхка «Ноябрь, или Гуменщик» и совершенно случайно вышли на связь с командой, которая снимала экранизацию. В итоге идея трансформировалась: мы запустили курс, рассказывающий о превращении книги в кино, а «Ноябрь», тем временем, стал эстонским претендентом на Оскар.

«Литература на экране» стала моделью для всех наших следующих проектов. Три теоретических части объясняют процесс адаптации с помощью игр, интерактивных заданий и примеров. Мы помогаем увидеть, что общего есть у книг и фильмов, как они превращаются друг в друга и существуют в культуре. Также мы разработали карту художественного мира — фактически тот самый цифровой комментарий, о котором думали изначально. С помощью карты можно узнать, почему у автора такой странный юмор, чем «кратть» отличается от домового и как христианство в Эстонии сосуществовало с народными верованиями.

Платформу мы делали сами, тестировали с 200 старшеклассниками и долго дорабатывали. Все материалы доступны на русском и эстонском языках и соотнесены со школьной программой курса «Литература и кино» — любой учитель может выбрать для своих уроков подходящие задания или тексты.

Партнеры нашего второго проекта — команда фильма «Товарищ ребенок» — нашли нас сами. Фильм снят к столетию Эстонской республики и основан на серии книг знаменитой эстонской писательницы Леэло Тунгал. Действие произведения разворачивается в сталинской Эстонии 1950-ых годов, а главной героиней является сама Леэло — маленькая девочка, переживающая разлуку с репрессированной матерью.

«История на экране» рассказывает, как тексты (в том числе художественные) формируют наше представление о прошлом. Теоретические части посвящены способам передачи прошлого, существованию историй во времени и культурной памяти. Карта дает представление о сталинском контексте: школьникам предлагается перевести слова с советского языка, разобраться в параграфах 58 статьи и отличить пионерский устав от правил современного молодежного движения. Мы постарались сделать второй проект еще более ориентированным на практику и для этого разработали более десятка цифровых игр и заданий. Задания тестировали в 2017 году с учениками русских и эстонских школ Эстонии, а этой осенью открыли платформу для всех желающих.

О языках культуры и цифровых технологиях

В основе наших проектов лежит идея многообразия культуры. По традиции Тартуско-московской семиотической школы, мы придаем особое внимание тому, как устроены языки культуры и как меняется их динамика. Образование на экране — то, что мы предлагаем в противовес школьному гуманитарному образованию, которое даже в цифровой Эстонии по-прежнему строится вокруг печатного текста. В своих проектах мы используем форматы и материалы, редко попадающие на уроки литературы или истории: посты в соцсетях, пересказы, мемы, игры, промежуточные продукты кинопроизводства вроде сценария или раскадровки. И, конечно, фильмы — ведь если их и смотрят на занятиях, то в основном в качестве иллюстраций. Всё это призвано хоть немного отвлечь школу от догмата печатного текста и наконец сосредоточиться на том, чем наполнена наша жизнь с утра до вечера.

Школы не могут игнорировать тот факт, что огромное количество информации мы получаем не из книжек. Как отметил британский ученый Питер Хант, «если определенный вид текста или культуры поддерживается только в школе и больше нигде, работа с ним, скорее всего, будет контрпродуктивной». Мы уверены, что школьное образование должно отражать многообразие языков культуры, в котором мы живем. Чтобы разбираться в литературе и истории, недостаточно прочитать книжку и учебник. Цифровая среда позволяет собрать самые разные материалы, имеющие отношение к жизни текстов: от устных историй до отзывов в интернете. На наших платформах материалы объединены так, что их легко сравнивать и анализировать. Особое внимание уделяется аудиовизуальным текстам, которых так много в нашей повседневной жизни и так мало на уроках литературы и истории. В идеале, знания и инструменты, которые мы предлагаем, могут быть применены для анализа любых экранизаций или исторических источников.

О русских школьниках в Эстонии

Фильмы, картинки, игры и звуки в образовании — не следование трендам, а жизненная необходимость для мультикультурной Эстонии, где почти треть населения составляют русские. По закону, до 40% дисциплин в русскоязычных школах может преподаваться на родном языке, но курсы по эстонской литературе, истории и обществознанию должны проводиться на эстонском. Неудивительно, что у многих русскоязычных школьников остается весьма смутное представление об эстонской литературе — ведь до чтения эстонских книг дело доходит далеко не всегда. Непросто осилить роман, особенно на языке оригинала. А вот посмотреть фильм с субтитрами или пройти задания на карте может быть легче и интересней.

В тестировании проектов участвовали учителя и ученики из крупнейших городов Эстонии — Таллина, Тарту и Нарвы. Большинство русскоязычных участников ничего не слышали ни про первый, ни про второй текст. Более того, некоторые из них получили настоящий культурный шок: например, поразились, что в фильме «Ноябрь», рассказывающем о крестьянской жизни, все грязные и матерятся. В Нарве, вместо того чтобы анализировать экранизацию, мы несколько уроков отвечали на вопросы о загадочной эстонской культуре. Это подкреплялось практическими заданиями: школьники не просто узнали, кто такой эстонский «кратть», но придумали собственного, а «грязные» и «непонятные» персонажи фильма стали героями фанфиков. Вместе мы прошли длинный путь: от враждебного непонимания до отзывов, в которых дети просили побольше рассказать об эстонском фольклоре.

Тестирование второго проекта тоже проходило с приключениями. Сталинская эпоха является очень проблемной темой для Эстонии, а мы тестировали курс в смешанной группе — 15 эстонских школьников и 15 русских. Уже на первой встрече обнаружился огромный разрыв между представлениями о советской эпохе — для кого-то это абсолютно кровавое время, а кто-то рассказал, что в СССР было отличное образование и квартиры давали бесплатно. Лекции, групповая работа и обсуждения не прошли даром — в финале мнения были уже не такие полярные и гораздо более аргументированные.

О пропасти между теорией и практикой

Образовательная семиотика занимается образованием с позицией теории и философии. Но только не мы: нам гораздо важнее прийти в школу и обнаружить, что теория не работает. Более того, сами представления о школе часто оказываются ложными и случайными. Мы считали, что самая сложная часть наших проектов — научные инструменты и понятия. На практике оказалось, что многие школьники схватывают теорию с легкостью, а как раз культурный контекст провисает. Мы думали, что в Эстонии царят технологии, но в некоторых классах мы не смогли протестировать наши задания, потому что планшеты глючили, компьютеры были слишком старыми, а проектора вовсе не было. В итоге пришлось перепридумывать цифровые задания с помощью бумаги и карандашей. Нам казалось, что мы активно используем интерактивные и нетекстовые форматы, но школьники нам сказали, что лекций можно еще поменьше, а творческих заданий — побольше. И, самое главное, мы думали, что платформа будет работать и без нас, но оказалось, что учителям очень сложно использовать наши материалы самостоятельно — поэтому для новых проектов мы пишем подробное руководство.

Сейчас мы работаем над новой платформой, посвященной роману Антона Хансена Таммсааре «Правда и справедливость» и одноименному фильму. Это один из самых важных текстов в эстонской культуре, вроде нашей «Войны и мира». Проект будет следовать уже знакомой модели: карта расскажет о культурном контексте, а более теоретические вопросы разбираются в отдельных главах. В будущем мы надеемся разработать более универсальную платформу, на которой можно будет анализировать любые фильмы и книги, а учителя и школьники смогут сами добавлять материалы.