1

Практика перемен:
бизнес-школа Сколково + САФУ

Опубликовано: 07.10.2013


Нужно думать и проектировать изменения, иначе они произойдут с тобой, и ты узнаешь об этом последним.

Два года назад несколько архангельских учебных заведений объединились под именем Северного (Арктического) федерального университета. Новый статус требовал решительных шагов, которые кто-то должен был сделать. Тогда вуз собрал команду перемен и отправил ee учиться в Московскую школу управления Сколково. Edutainme решили изучить кейс в деталях, поговорив с московскими кураторами проекта и с представителем архангельского университета.

Досье проекта

Совместных программ было две — о первой, стартовавшей в конце 2011 года, вуз попросил сам, когда cтало ясно, что закупкой оборудования и открытием новых направлений не обойтись. Руководство университета отобрало 50 человек — агентов изменений, которые после обучения в Москве должны были возглавить реформы. Примерно половина времени ушла на проектную работу: несколько месяцев команды трудились над своими предложениями по развитию вуза. Вернувшись, выпускники сколковской программы заняли в университете ключевые позиции.

Второй программой заинтересовался уже губернатор области. В бизнес-школу отправилось еще 50 человек: половина — сотрудники университета, другая — представители властей. На этот раз обсуждали, как для изменений в регионе объединить интеллектуальные ресурсы Правительства области и САФУ. За время обеих программ подготовили 14 проектов, и почти все они стали (или скоро станут) частью университетской жизни.

Точка зрения: Московская школа управления Сколково

Денис Конанчук — руководитель центра образовательных разработок

Ольга Назайкинская — куратор программы, менеджер по консалтинговым проектам школы, эксперт в области разработки и проведения образовательных программ

Денис Конанчук Ольга Назайкинская

О способах найти небанальную идею

Для университета это был определенный вызов — необычный формат работы. Участники должны были сформировать команды и предложить руководству проекты изменений. А потом самим и делать это. Сложности вызвала даже не проектная логика, а необходимость договориться, понять, все ли внутри команды одинаково понимают ситуацию. Самым непростым, как ни странно, оказался этап проработки проектных идей. Многие начинают (и там же заканчивают) на уровне банальностей — довольно тяжело было совершить переход и предложить нечто нетривиальное. Потому что если идея тривиальна и понятна, она бы давно была реализована. Мы пытались разобраться, почему предложенные решения не будут работать. И только когда мы доходили до понимания подлинной проблемы, группы могли придумать что-то стоящее.

О различии работы в классе и в проектной группе

Важной частью были презентации: свой проект нужно было «продать» руководству, убедить, что он — лучший, найти себе поддержку и ресурсы. И сделать это за 7 минут. У многих возникли сложности: одно дело — рассказывать в аудитории то, что уже много раз рассказывал и, скорее всего, не сам придумал. Другое — провести собственную интеллектуальную работу и убедить в ее значимости других. Логики разные.

Одно дело — рассказывать в аудитории то, что уже много раз рассказывал, другое — провести собственную интеллектуальную работу и убедить в ее значимости.

О традиционном русском неверии

Как поломать русские стереотипы о том, что ничего нельзя изменить? У нас выступал выдающийся востоковед, который рассказывал, как Южная Корея за 30 лет из аграрной страны превратилась в высокотехнологическую — просто в чистом поле — и какую роль в этом сыграло образование. Этот опыт практически никак не был воспринят — слишком не похоже, далеко, не про нас. Чтобы чужой опыт хоть как-то применили, нужно было организовывать дополнительную работу. Связывать все на уровне личных историй. Мы пытались найти живые примеры, которые немножко напоминали бы их собственную ситуацию — руководители двух зарубежных вузов рассказывали, как они смогли перестроиться. Представители норвежского университета Тромсё говорили о том, как они переживали ситуацию объединения двух вузов, как они по-другому ведут исследования; университет Аляски рассказывал про свою модель развития — там они ориентируются на местное сообщество. И вот в этом пространстве, где крутились всякие идеи и смыслы, и видно, что они реально работают. У людей возникали вопросы к себе, появилась вера в то, что можно что-то изменить, начались попытки найти решение, которое сначала, может быть, повторяло бы западный опыт, но потом адаптировалось бы под местные реалии. Запускался мыслительный процесс. Кстати, и российский опыт часто не признается — замгубернатора Калужской области рассказывал о том, что они сделали. Архангельцы реагировали с подозрением: «Ну, это Калуга, им дали кучу денег». Вытащить конструктивные идеи было сложно. Поэтому каждый вечер мы устраивали часовые обсуждения — сначала выпускали пар, давали всем высказать недоверие. Но как только вставал хотя бы один человек и говорил: «А я увидел здесь что-то конструктивное и могу это применить к себе», — люди начинали менять свое отношение.

Мы пытались найти живые примеры, которые немножко напоминали бы их собственную ситуацию.

О художественных приемах

Если честно, всегда можно найти кучу оправданий, почему это не будет работать и почему ничего изменить невозможно. Это самый главный стереотип, который сидит не только в образовании, но и в бизнесе. Иногда мы пользовались художественными приемами: есть фильмы, которые вдохновляют на перемены. Например, «Человек, который изменил всё». Там отлично формулируется проектный метод: как понять, в чем реальная проблема, предложить решения, перестроить организацию.

Об арктической специфике

Поскольку это Арктический университет, а название надо как-то оправдывать, мы решили выяснить, что есть общего у всех арктических вузов и чем они отличаются от обычных. Стало ясно, что ключевая характеристика — международность. Арктика — это пространство, где практически нет национальных границ. Это территория партнерства: если ты хочешь войти в него, придется развивать образовательные программы с другими странами, а потом и входить в исследования. Так, например, развивался плавучий университет: три раза за лето САФУ снаряжает экспедицию с лучшими студентами и отправляет их в северные воды вести исследования. Это начиналось как интересная инициатива самого университета, а в этом году к ним присоединились студенты из других стран.

О неизбежности перемен

В последние два-три года ситуация кардинально меняется. Усиливается конкуренция за студентов: многие уезжают в Москву, а потом и за границу. Университеты сами ощущают необходимость запуска дискуссий о том, что же будет дальше и что в связи с этим нужно делать. До всех дошло, что изменения неизбежны — зачастую это доходит через всякие финансово-хозяйственные вещи вроде зарплаты. Это и формирует запрос на то, чтобы обсудить, куда нужно двигаться и как противостоять вызовам. Нужно думать и проектировать изменения, иначе они произойдут с тобой, и ты узнаешь об этом последним, ничего при этом не сделав. Мы считаем, что их можно предупредить и направить по тому руслу, которое выгодно твоей команде, твоему университету.

Точка зрения: САФУ

Светлана Тюкина — заместитель первого проректора по стратегическому развитию

Светлана Тюкина

О том, что несет за собой статус федерального вуза

Когда произошло объединение, и университет получил статус федерального, стало ясно, что прежними оставаться нельзя. Мы начали менять систему управления: она должна стать более прозрачной, без дублирования функций. Пересмотрели учебную работу — появляются программы с индивидуальными траекториями, возможность дополнительной гибкости в формировании нагрузки получили и преподаватели. Другое направление — коммерциализация научных разработок и четкое понимание того, как они будут использоваться и насколько интересны на международном рынке. Самое важное — пересмотр отношения к студентам. В ходе сколковской программы начали обсуждать важность формирования тьюторских команд, усиления гражданской активности, воспитания чувства ответственности за собственный город. Кроме того, началась кадровая реформа: сейчас работаем над системой эффективного контракта, чтобы мотивировать преподавателей составлять новые программы и быть готовыми говорить на иностранных языках.

О разговорах

Стратегические сессии стали проводиться с 2010 года: собиралась администрация, интересующиеся сотрудники, приезжали эксперты из Сколково и размышляли о будущем. Потом эти собрания перешли и на уровень институтов, которых у нас семнадцать — туда начали приглашать преподавателей, студентов, заведующих кафедрами. Мы пытались выяснить, в чем наши конкурентные преимущества и что мешает двигаться. Просто сесть и поговорить — большой шаг. Когда люди понимают, что есть возможность краудсорсинга, не только ректорат может решать — это дорогого стоит.

Параллельно разрабатывалась дорожная карта до 2020 года. Мы сами выделяли приоритетные направления — с целями, задачами, возможными рисками. Заработали проектные группы. Кто-то шутил, что мы работаем как пожарная команда.

О консерватизме

Есть вечная реплика — «У нас всегда так было всегда». Сильное недоверие ко многому было и у участников программы. Мы понимали, что эксперты злились от того, что мы «не брали» кейсы. Ну да, конечно, интересно послушать, но нам-то это куда приложить? Сначала казалось, что мы не при делах, но когда включилась первые проекты, всё заработало.

О внутренних ресурсах

Человек, работающий в университете, должен хорошо понимать университетскую специфику. Нельзя просто вводить KPI и делать SWOT-анализ, не подозревая, чем профессор отличается от доцента. Как ни странно, мы решили, что многое способны сделать самостоятельно — слишком много умных людей собралось вместе. В университете стали проводится внутренние конкурсы на разработку магистерских программ. Собираются творческие коллективы, пишут, экспертная комиссия выставляет оценку. Так же писалась система бюджетирования — в ней участвовала кафедра финансов. Если все делать своими руками, оно получается актуальным и родным. Во-первых, все понимают, что делают, а, во-вторых, уже нельзя перевести стрелки, сказав, что навязали сверху.

Нельзя просто вводить KPI и делать SWOT-анализ, не подозревая, чем профессор отличается от доцента.

О технологиях

Помимо сайта, у нас есть внутренний информационный портал, которым пользуются сотрудники: на нем вывешивается много информации — от приказов до графика отпусков. Можно заказать справку в управлении кадров, получить бланк. Изначально портал был разработан за счет внешних ресурсов, но сейчас он модифицирован, приспособлен под наши университетские задачи, стал информационной платформой. Создается база данных, для того чтобы хранить выпускные работы: специалисты учебных и информационных служб вместе с библиотекой вместе обсуждали, каким должно быть хранилище, кто может иметь к нему доступ. Еще у нас есть дистанционные программы — преподаватели сами разрабатывают курсы, размещают их на образовательных платформах Moodle и Sakai, многие уже хорошо владеют IT. В программе Tandem ведется учет документов — приказов, ведомостей с оценками, которые обрабатываются в учебном управлении. Электронное расписание введено в некоторых институтах, идет работа над тем, чтобы оно было везде.

О Coursera

Если не воспринимать Coursera всерьез, она станет угрозой. Если самим не меняться, не меняться, не делать дистанционные курсы, мы просто не сможем ничего противопоставить. Правда, можно понимать это и как ресурс, возможность расширения — хорошо бы, например, включать некоторые курсы в зачет учебного плана. Coursera — часть другого мира: студент может в какой-то момент решить пойти не в аудиторию, а в интернет. Впрочем, всегда остается добрая русская традиция — встретиться, переговорить всем вместе.

Если самим не меняться, мы просто не сможем ничего противопоставить Coursera.

О сети федеральных университетов

Во многом по инициативе нашего вуза федеральные университеты решили объединиться в сеть. Нам захотелось сыграть на корректном взаимопользовании: каждый федеральный университет начал прорабатывать одно из направлений сетевого взаимодействия, а также свой пилотный проект. Возникла идея создания единой электронной библиотеки — общей базы данных, методических и учебных материалов.

О шарме классического

Говорить о том, что университет — собрание замшелых профессоров в академических шапочках некорректно, хотя это и очень консервативная структура. Но должны быть и шапочки! Если студент будет захвачен только интернетом, открытыми курсами, то может многое потерять. Есть, например, подготовка философов, которая требует не дистанционных технологий, а живых диспутов, глубокой работы с источниками. Очень важно за гонкой не упустить классические вещи, которые важны, значимы и интеллектуальны.

Работа над проектами в Сколково

Лучшие проекты

Северодвинский кластер

Команда вуза заняла проактивную позицию в работе с предприятиями — подумала, какие будущие запросы могут появиться у северодвинских предприятий и какие типы программ, исследований и проектов университет мог бы предложить. Сотрудники пришли на завод уже с видением того, как развивается судостроение в мире и что можно сделать в Северодвинске. В САФУ создан институт судостроения и морской арктической техники — сейчас он активно развивается в области подготовки рабочих и инженерных специальностей. Открываются совместные кафедры с северодвинскими предприятиями: студенты могут знакомиться с настоящим производством, а сотрудники завода — делиться опытом с коллегами-преподавателями.

Университетский город

В рамках проекта обсуждают, как силами студентов улучшить городские пространства и использовать в развитии города инфраструктуру университетского кампуса. Университет — это не только храм науки, но и площадка для культурных и социальных инициатив. Один из проектов — «Единый выпускной», на который пригласили представителей школ и техникумов, а также устроили ярмарку вакансий. В сентябре на празднике знаний проводились открытые мастерские на городских площадках: всех желающих учили, например, танцам и робототехнике. Одна из форм развития городских пространств — мастерские. Также участники группы реализуют и конкретные локальные проекты: принята к разработке идея изменения набережной, сейчас она получает поддержку мэрии.

Международные магистерские программы

Университет начал запускать масштабные проекты совместно с зарубежными арктическими вузами; были переосмыслены учебные планы, логика продвижения и финансирования программ. Команда САФУ разрабатывает целую платформу для кооперации в области исследований — правда, тут приходится иметь дело с тем, что российская и мировая наука работают по несколько разным стандартам. Стали инвестировать в развитие совместных с иностранными вузами магистерских программ. Это непривычная ситуация для России, хотя в мире — уже тренд.


Наташа Чеботарь