1

Смотри и учись

Словарь русского языка в мобильном приложении

Опубликовано: 30.04.2014


Школьный словарь русского языка, созданный дизайнерами и преподавателями СПбГУ, ломает представления о справочной литературе. Прошлой осенью вышла книга, поразившая всех нетривиальным отношением к иллюстрациям и типографике, а в апреле появилось бесплатное приложение.
«Мы работаем в новом жанре — русское, образовательное, не уродливое»

Дмитрий Чердаков, старший преподаватель кафедры русского языка филологического факультета СПбГУ и Ждан Филиппов, дизайнер.


О словаре как произведении искусства

Ждан Филиппов

Ждан Филиппов: Мы сделали первое образовательное приложение по русскому языку, на которое можно смотреть без тоски и ужаса. И поняли, что даже внутри академического проекта можем чудить в плане графики, при этом оставаясь в обоих контекстах — дизайнерском и образовательном. В итоге мы получили выход на аудиторию дизайнеров и им сочувствующих, что для такого нишевого продукта, как словарь русского языка, довольно неожиданно, а потому радостно.

Мы сделали первое образовательное приложение по русскому языку, на которое можно смотреть без тоски и ужаса.

Словарь как произведение искусства — это, конечно, крутовато. У нас не было такой цели, хотя некоторые компоненты словаря точно могут существовать как самостоятельный арт-проект. Например, всплывающие окна про писателей со случайно меняющимся составным фоном. Живо могу представить их в жанре веб-искусства или в виде гигантских плазменных экранов на всю стену.


Дмитрий Чердаков

Дмитрий Чердаков: И книга, и мобильное приложение отличаются внешне простыми, но глубоко продуманными и оригинальными дизайнерскими решениями. Почему? Потому что красиво оформленная книга лучше, чем никак не оформленная или оформленная аляповато и безвкусно.

Вместе с тем, содержание является определяющим, и дизайнерские решения только подчеркивают те или иные его характеристики. Наивное, на первый взгляд, решение раскрасить текст разными цветами оказалось в итоге не только визуально выигрышным, но и функционально ценным. Цветовой код помогает структурировать статью, выделить разные типы информации. Если статья большая, это особенно удобно.

Об открытиях и драматизме энциклопедических изданий

Дмитрий Чердаков: Это могло случиться и раньше, но не случилось. Больших и некомпилятивных энциклопедических словарей, посвященных русскому языку и ориентированных не на лингвистов, вообще говоря, немного. Мы хотели, чтобы наш словарь был и полезным, и интересным, открывающим перед всяким любознательным читателем обширную область знания — науку о русском языке и о языке вообще. Как в любой науке, здесь совсем не скучно: есть масса нерешенных вопросов и ожесточенных споров, удивительные открытия (одни новгородские берестяные грамоты чего стоят!) и драматические события (почитайте, например, о создании этимологического словаря М. Фасмера). Кажется, пока не было такого энциклопедического словаря о русском языке, с одной стороны, строгого по структуре и, с другой — насыщенного информацией развивающего характера.

О благородной и продуктивной цельности книг

Дмитрий Чердаков: Если речь идет о безликой информации вроде даты рождения Ломоносова или значении слова «нелицеприятный», то, конечно, все это уйдет в интернет и будет жить в виде вездесущих справок. Но словарь — совсем не собрание таких справок, ему свойственна цельность замысла и исполнения. В каждом хорошем словаре есть идея, концептуальный отбор информации. Это авторская, штучная работа, даже если словарь делается большим коллективом. Это труд, требующий и таланта, и очень больших усилий, поэтому на словари люди иногда кладут целую жизнь. Такие словари, существующие как целое, видимо, не исчезнут, хотя и необязательно будут представлены в виде книги. Зачем они нужны? Хотя бы затем, что человек, открыв по надобности словарь в одном месте, случайно взглянет на соседнюю статью, потом на другую, и так ниточка потянется. Умелое владение русским языком обеспечивается не заучиванием двух десятков правил, не демагогическими заклинаниями о величии русского языка и не дилетантскими спорами о том, какого рода слово «кофе». Оно обеспечивается общефилологическим воспитанием человека — воспитанием интереса к разным сторонам бытования языка, формированием языкового вкуса, умением отличать профессиональное мнение о языке от наивно-бытового. Такие задачи не решишь контекстными интернет-подсказками, справочниками или пособиями по подготовке к ЕГЭ. В той или иной мере наш словарь претендует на решение подобных задач.

Умелое владение русским языком обеспечивается не дилетантскими спорами о том, какого рода слово «кофе».

Зачем понадобился не только электронный вариант, но и полиграфический? Мы, естественно, не беремся предсказывать судьбу книги как источника информации и явления культуры в далекой перспективе. Тем не менее, думаем, что в обозримом будущем книга сохранит свою ценность как материальный объект, противостоящий фрагментации текста (представляющей собой основу интернет-бытования языка) и оцифровке всего и вся. Прочитайте наугад несколько толкований слов из числа заполонивших весь интернет фрагментов из словаря Даля, а потом возьмите этот же словарь в издании, скажем, конца XIX и прочитайте также наугад несколько страниц подряд. Если человек не почувствует никакой разницы, тогда, может быть, ему действительно не нужен никакой словарь — ни книжный, ни электронный.

О разнообразии читательских маршрутов

Дмитрий Чердаков: В нашей книге, построенной, как классический словарь, по алфавитному принципу, заложена возможность (давно применяемая как раз в электронных ресурсах, в том числе и в нашем мобильном приложении) трансформации алфавитного перечня в тематически организованный текст. Человек может обратиться к словарю за справкой, может открыть словарь в любом месте и прочитать какую-нибудь статью из любопытства, а может изучать статьи в нужном порядке, последовательно осваивая ту или иную лингвистическую тему.

Ждан Филиппов

Ждан Филиппов: В формате приложения словарь неизбежно приобрел новые сценарии взаимодействия. Добавили перекрестные ссылки — и всё — теперь в нем можно залипнуть минут на сорок. Появились новые задачи: как минимум, не дать потеряться или не утомить. Сказать проще, чем сделать — в телефоне и в книге одинаковый объем текста ощущается очень по-разному. В приложении мы имеем дело с бесконечной простыней текста, через которую нужно с усилием прорываться. Недостаточно подобрать грамотные параметры набора для основного и дополнительного текста. Поток нужно рвать — поэтому у нас каждая цитата стоит на отдельной строке и отбита от соседних абзацев, а из текста всплывают окна со справками о писателях.

Добавили перекрестные ссылки — и всё — теперь в нем можно залипнуть минут на сорок.

О смелости первого шага

Ждан Филиппов: Чтобы понять, какие есть особенности в проектировании образовательных приложений, нужно сделать их хотя больше одного. Минимальный набор, наверное, для всех приложений одинаков: очевидность сценариев, навигационных элементов, общая спланированность и здравый смысл. Словарь — это наш первый опыт как команды по разработке приложений. Мы для себя открыли дивный новый мир — и пока в нем совершенные новички, поэтому радуемся и удивляемся самым очевидным вещам.

Словарь делали долго. Самое главное, разработчики, не слов, чтобы описать насколько они молодцы — Астрошок. Со стороны университета — Дмитрий Чердаков и Сергей Монахов, без которых ни бумажной, ни электронной версии не произошло бы. Иконки рисовал Дима Макконен, я их раскрашивал и проектировал приложение, постоянно советуясь со старшими товарищами из нашей команды — Мастерской Димы Барбанеля.

При разработке мы в голове держали, что изготавливаем представителя нового жанра — русское/образовательное/не уродливое. Именно в этом жанре хотелось поставить планку качества и определить продукт если не как точку отсчета мобильных образовательных приложений, то хотя бы как его не самого безнадежного представителя.

О лингвистах, отличниках и простых ребятах

Ждан Филиппов: Кому это нужно — вопрос правильный. Потому что даже просто фраза «Словарь русского языка» звучит для многих уныло, и я их прекрасно понимаю. Для меня она ровно так же звучит — ну или звучала раньше.

Я вижу три вида публики: интересующиеся, дизайнеры и простые ребята. Если первых и вторых мы наверняка порадуем, то для простых ребят точка входа в приложение, возможно, окажется чересчур занудна, академична и сложна. Не помешал бы раздел — назовем его условно — «Знание за 3 секунды». Даем человеку на одном экране действительно крутой факт со ссылкой на более подробную или смежную статью. Человек сидит и листает, на каждый факт тратя 3 секунды. При таких раскладах мне легко представить, как приложением пользуется не лингвист, не студент и не отличник. Просто обычный человек открывает хоть иногда от скуки — в маршрутке по пути из ТСЖ Покровское до метро Теплый стан. Или из Южного Бутово до Белорусской. Это уже неплохо.