1

Смешанное обучение: почему за ним будущее

Опубликовано: 19.10.2015


Хизер Стейкер – научный сотрудник Института подрывных инноваций Клейтона Кристенсена, руководитель исследовательского проекта Ready to Blend и летнего онлайн-квеста для школьников Brain Chase. Ее авторству принадлежит множество научных статей и книг о смешанном обучении – системе, при которой у ученика есть возможность хотя бы отчасти влиять на скорость, последовательность и способы обучения. Индивидуализированный подход, почти нереальный при классно-урочной системе, стал возможным благодаря сочетанию современных цифровых технологий и более глубокой работы учителя с потребностями каждого ученика. Хизер Стейкер прочитает лекцию и проведет семинар на Форуме «Открытые инновации» 31 октября.
Хизер Стейкер

Три-четыре года назад в мире начали активно обсуждать смешанное обучение. Как сейчас идут дела?

Сейчас смешанное обучение присутствует в том или ином виде в 75% старших школ в США. Каждая школа пользуется онлайн-курсами по-своему – чтобы помогать ученикам на домашнем обучении или предлагать курсы, которые не преподаются в школе. Например, старшеклассники могут дистанционно изучать восточные языки или дисциплины, необходимые для успешного поступления в университет. К 2019 году, по прогнозам Института Кристенсена, около половины школьных курсов будут частично проходить онлайн. И в большинстве случаев это будет смешанное обучение.

К 2019 году около половины школьных курсов будут частично проходить онлайн.

Преимущество смешанного образования заключается в том, что учителю проще отслеживать вовлеченность учеников и их прогресс. Когда все встречаются на уроках в маленьких группах, преподаватель может более точно подстроить программу под каждого. Атмосфера на таких уроках гораздо свободней.

За пределами США часто путают такие понятия, как смешанное обучение и образование с использованием цифровых технологий. В Европе, в отличие от США, всегда старались сделать акцент на технологии, но все-таки особенность метода состоит не в том, чтобы использовать интерактивные доски, а в том, что ученики могут самостоятельно планировать нагрузку. Ведь часто бывает, что уроки устроены точно так же, но школьники пишут конспекты и выполняют задания на компьютере. Традиционное школьное образование жёстко спланировано: все ходят в школу в одно и то же время, заканчивают обучение тоже вместе. В тех американских школах, где смелее экспериментируют со смешанным обучением, жёсткое деление на группы по возрасту отмирает, и ученики действительно могут учиться в удобном для них темпе.

Часто уроки устроены точно так же, как и раньше, но школьники пишут конспекты и выполняют задания на компьютере.

Все пробуют разные модели смешанного обучения, поэтому общие тенденции разглядеть сложно. Я бы сказала, что сама структура школьного образования меняется ‒ например, в тех местах, где ученикам трудно добираться до школы, занятия проводятся не каждый день. Другая тенденция ‒ это то, что сейчас школы стараются составлять свои собственные программы учебных курсов из открытых источников или отдельных приложений, а не покупать всё учебные материалы пакетом у одного издательства.

Как эти изменения сказываются на экономике школы? Раньше было понятно: школа закупала учебные материалы раз в году, и этим дело и ограничивалось. Теперь же появились мобильные приложения, рекомендательные сервисы, образовательные игры, системы управления данными об успеваемости, электронным контентом, сервисы для родителей, можно сойти с ума.

Изначально было совсем немного компаний, которые предоставляли, что называется, полное меню – скажем, 150 школьных курсов. Контракты с ними стоили серьёзных денег, особенно если вы хотели, чтобы они как-то их для вас адаптировали. Сейчас школы хотят большего разнообразия и гибкости – например, комбинировать курсы из разных программ. Мы движемся в сторону платформ, предоставляющих больше свободы школам, поэтому цены на курсы будут снижаться благодаря конкуренции. Такие примеры уже есть: Amazon, Khan Academy, Agilix Buzz platform. Учителя могут не только сами составлять программы курсов, но и делиться ими с коллегами ‒ ничего не нужно разрабатывать с нуля. Будущее онлайн-образования ‒ это образовательные платформы, где материалами смогут свободно обмениваться не только учителя, но еще и ученики или родители. Такие функции уже доступны на некоторых платформах.

А как эти платформы будут развиваться, по-вашему? Ждёт ли нас разнообразие, или появится свой Google или Amazon, который всё монополизирует?

Я думаю, постепенно у нас останется пара-тройка платформ, которыми все будут пользоваться. И вот на этих платформах уже произойдёт стремительный рост образовательного контента. Amazon действительно планирует создать платформу для онлайн-обучения: их система рекомендаций и отзывов сильно облегчает поиск наиболее удачных курсов. Думаю, мы придем к системе микро-оценок: преподаватели будут задавать ученикам стандарт, к которому нужно стремиться, а ученики смогут сами выбирать наиболее подходящую программу. В процессе они будут проходить небольшие тесты, подтверждающие освоение того или иного материала.

Преподаватели будут задавать ученикам стандарт, к которому нужно стремиться, а ученики смогут сами выбирать наиболее подходящую программу.

Как вы думаете, понизится ли важность учителя как человека, контролирующего учебный процесс, смогут ли дети учиться сами? Пока большинству родителей всё равно намного проще отвозить детей в школу и сдавать на руки учителям, даже если учитель будет только помощником, а не источником знаний.

В Америке, по нашим оценкам, процент детей, которые полностью перейдут на удаленное обучение, никогда не превысит 10%. Всем остальным всё равно нужна школа. Дети нуждаются в учителях, им нужен нормальный горячий обед, компания других детей. Но эти 90% всё равно будут обучаться по смешанным программам. Считать, что виртуальные курсы снижают важность учителей ‒ это очень серьёзное заблуждение, много раз опровергнутое в научных исследованиях. Роль учителя меняется, он больше не является единственным источником знаний. Его задача ‒ углублять знания учеников, обсуждать материал и пробуждать интерес к учёбе. Это именно те задачи, на которые раньше не хватало времени, а теперь оно может, наконец, появиться. Сейчас у учителей есть возможность вести дискуссии с учениками и изучать что-то дополнительно. Другая важная роль ‒ это занятия с учениками один на один, поскольку потребности детей значительно выросли.

Считать, что виртуальные курсы снижают важность учителей ‒ это очень серьёзное заблуждение, много раз опровергнутое в научных исследованиях.

Кажется, вы сейчас говорите не об одном человеке. Это какой-то принципиально другой тип профессионалов.

В самой продвинутой американской школе, где активнее всего применяется смешанное обучение, основной критерий для хороших учителей ‒ это гибкость. Роль учителя действительно сильно меняется, он становится более узким специалистом. В современной школе у директоров есть возможность нанимать таких людей ‒ отдельно тех, кто хорошо планирует учебные программы, тех, кто умеет лучше преподавать, тех, кто лучше анализирует данные.

Наталья Чеботарь