1

Старт дан. Что дальше?

Три тезиса о развитии MOOC в России

Опубликовано: 02.11.2015


Национальная платформа открытого образования – беспрецедентный для России проект, который, возможно, решит многие проблемы вузов. Какие особенности стоит учитывать, перенимая западный опыт, и как не наступить на чужие грабли? Размышлениями делится Кирилл Бигай, соучредитель и управляющий партнер Preply.



Кирилл Бигай

Чему стоит поучиться на Мальдивах

Мальдивы представляют собой цепь из 20 атоллов, состоящих из 1192 островов. Они разбросаны на территории 90 000 кв. км, что немногим меньше площади Португалии или Венгрии. Именно по причине удаленности малонаселенных территорий друг от друга целесообразность перехода на дистанционные формы образования в этом регионе не вызывает вопросов. Но как обстоит дело с остальным миром? Дефицит времени, развитие технологий и внешние объективные факторы приближают нас к тому моменту, когда онлайн-образование составит полноценную альтернативу традиционному.

Если вынести за скобки огромный корпоративный сегмент, условно онлайн-курсы для массовой аудитории можно разделить на два сегмента: курсы по расписанию, лекции которых становятся доступными строго в определенное время, и курсы без расписания, активные в любое время. На Национальной платформе открытого образования, как следует уже из одного ее названия, размещены курсы в формате MOOC: эта образовательная технология позволяет организовать обучение одновременно до нескольких десятков тысяч человек.

Сама по себе идея не нова. Достаточно вспомнить многими уже изрядно подзабытую систему корреспондентского обучения – одним из первых ее начал практиковать Лондонский университет еще в середине XIX века. Затем появилось радио, телевидение (отдельные образовательные каналы существуют и сейчас) и, наконец, очередь дошла до интернета. Собственно, по этой модели и намерены пойти восемь ведущих вузов России – более чем через 15 лет после запуска первых онлайн-программ МВА в престижных университетах США.

Основной продукт образовательных платформ – это контент, а в МГУ, НИТУ МИСиС, ВШЭ, МФТИ, ИТМО, УрФУ, СПбГУ и СПбПУ он, несомненно, есть. В пользу реализации проекта можно также привести опыт лучших мировых университетов, которые наперебой предлагают серьезно проработанные массовые курсы с участием известных в своей области преподавателей и ученых. Аудитория ведущих образовательных платформ, таких как Coursera, сегодня исчисляется миллионами пользователей.

Три проблемы онлайн-образования

Все бы ничего, но в позитивном и правильном, на первый взгляд, начинании здравомыслящие скептики смогут все же увидеть несколько спорных моментов.

Унификация

Совмещение на одной площадке курсов принципиально разных вузов, возможно, окажется удобным с точки зрения навигации для пользователей. Однако в то же время подобная унификация может свести на нет стимул каждого вуза в отдельности развивать собственные уникальные программы, искать свои подходы, как это делают западные вузы. Не говоря уже о сотнях других вузов по стране, которым срочно нужно включаться в цифровизацию образовательных программ.

Низкая технологичность

Существует очень большой риск, что отечественные вузы, традиционно невосприимчивые к современным технологиям, будут готовить цифровой образовательный контент по остаточному принципу. Студенты получат удобную возможность многократного повторения пройденного, но не менее стоит снабдить материалы всевозможными мультимедийными дополнениями и инструментами.

Маркетинговые войны

Очень важно не наступить на грабли, на которые в Соединенных Штатах наступили еще на рубеже тысячелетий. Тогда на волне бума дот-комов и бурного распространения интернета появилось огромное количество коммерческих организаций, предлагающих услуги дистанционного обучения через интернет. Поскольку предложение намного превышало спрос (пользователи были не готовы массово потреблять интернет-сервисы), вузы начали конкурировать между собой с помощью маркетинговых инструментов в ущерб качеству самих учебных программ.

Интернет – по сути, не более чем еще один канал коммуникаций – позволил кардинально изменить правила игры на рынке образования. В отличие от всех предыдущих технологий дистанционного взаимодействия ученика и преподавателя, он привнес интерактивность одновременно в контент, в общение с преподавателем и в общение учеников друг с другом. При правильном подходе национальная платформа сможет предложить качественное образование, но, с учетом огромных географических просторов России, необходимо перенимать и опыт Мальдивских островов. Там, помимо контента, в распоряжении учеников есть симметричные и асимметричные конференции, конференции на основе ролей, демонстрации рабочего стола, электронные доски.

В мире онлайн-образование развивается быстрее, чем электронная коммерция. По оценкам J’son & Partners Consulting, объем смежных рынков репетиторов и корпоративного образования в России в 2014 году составил около 100 миллиардов рублей. До 2018 года доля онлайн-образования может достигнуть 5-7%. На рынке уже сформировался спрос, и теперь ведущим вузам нужно поторопиться его удовлетворить. Иначе пустующую нишу займут западные учебные заведения или, что еще хуже, низкопробные организации.

Кирилл Бигай