1

Василий Третьяков, «Открытое образование»

«Без цифрового контента современную образовательную программу не реализовать»

Опубликовано: 02.12.2016


В 2015 году восемь ведущих вузов России запустили платформу «Открытое образование». Еdutainme поговорили с Василием Третьяковым, руководителем проекта и заместителем проректора УрФУ, о том, что ждет нас дальше.
Василий Третьяков.jpg

Платформа уже проделала внушительную работу. Что будет дальше?

Уникальное отличие нашего проекта в том, что мы создаем онлайн-курсы, соответствующие по содержанию программам высшего образования. Поэтому основное направление развития - сделать онлайн-курсы востребованными в образовательных программах университетов, создать такие условия, когда за счет онлайн-курсов будет обновляться содержание и технологии реализации программ. Цель – сделать высшее образование в России более качественным, интересным и доступным для студентов, чтобы студенты любых вузов могли проходить наши курсы. Сейчас даже опережаем изначальные планы по общему количеству пользователей. С чем пока труднее, так это с моделью монетизации - большинство пользователей осваивают онлайн-курсы в бесплатном варианте. Вузы изначально задумываются о финансовых моделях и о том, как вернуть средства, вложенные в производство курсов, за счет перестройки образовательных программ. Но в этой части наша совместная с Минобрнауки РФ работа только начата.

С чем пока труднее, так это с моделью монетизации - большинство пользователей осваивают онлайн-курсы в бесплатном варианте.

Могут ли курсы в перспективе стать платными для студентов?

Подойдем с такой стороны: электронное обучение применяется в каждом вузе. Все более-менее понимают, что без цифрового контента на современном уровне образовательную программу не реализовать. Но если каждый вуз будет разрабатывать качественный цифровой контент самостоятельно, это просто деньги на ветер. Нужна модель, при которой контент создается в одном вузе, а используется во многих. Этому вопросу уже около 15 лет, но решения пока нет. Вузы не научились продавать лицензии на свои материалы в значимом объеме, а преподаватели не хотят использовать контент, сделанный кем-то другим.

Чтобы возместить затраты на производство, нужно организовать финансовые потоки между вузами. Как организовать это? Я уверен, что в итоге таких моделей будет несколько. Но самой востребованной может стать модель не обмена контентом, а передачи ответственности за реализацию частей образовательной программы межд вузами. Студентам-бюджетникам стоимость курсов, как частей программы, в другом университете будет возмещать государство или сам вуз. Контрактники просто смогут составлять программу, оплачивая ее части в разных образовательных организациях.

Что касается курсов самих по себе, то я считаю, что вариант бесплатного доступа к материалам курса должен оставаться.

инфо-нацплатформа.jpg

Будут ли развиваться коммерческие сервисы?

Вузам сложно интегрировать существующие сервисы в свои процессы. Они как правило оторваны от информационных систем университетов, есть много проблем с технической интеграцией, персональными данными, несовпадением методологии обучения. Самый простой пример – невозможность автоматически передавать результаты обучения. Это значит, что процесс обучения с использованием сторонних сервисов существует где-то вне вуза, и преподаватели должны выполнять массу работы по переносу данных. Еще сложнее решать вопрос, связанный с тем, что контент, созданный вузом, будет храниться в месте, куда администрация вуза не имеет доступа, где нет гарантий его сохранности.

Существующие сервисы, как правило, оторваны от информационных систем университетов, есть много проблем с технической интеграцией

Другой аспект – вовлечение коммерческих участников в производство цифрового контента. Когда мы имеем дело с бизнесом, есть опасность, что завтра он уйдет с этого рынка, и контент, на котором вуз построил образовательный процесс, потеряет поддержку. Поэтому мы исходим из того, что ответственность за качество и поддержку курса на протяжении длительного периода времени должна брать на себя образовательная организация.

Как устроено взаимодействие с сервисами, которые не связаны с контентом? Например, системы аналитики или прокторинга.

Национальная платформа своими действиями породила как минимум двух игроков на этом рынке. Их успех определяется тем, как они учли потребности университетов и конкретный бизнес-процесс – онлайн-обучение студентов на внешней по отношению к среде вуза платформе. Очень непростая на рынке образования задача для каждого поставщика - убедить университет, что дешевле и надежнее использовать сторонний сервис, потому что университеты в России привыкли все делать сами.

С моей точки зрения, это чисто рыночная ситуация. Мы часто решаем вопросы, например, о том, где хранить видео – у себя в вузе или на стороннем хостинге. И всегда оказывается, что в университете дороже. Важно создать условия, при которых все участники рынка поймут, как работать с образовательными организациями. Нужен набор стандартов и технических решений, чтобы создавались сервисы, которые изначально можно интегрировать с университетскими системами. Шаг в этом направлении будет сделан в рамках приоритетного проекта «Современная цифровая образовательная среда».

Сложно убедить университет, что дешевле и надежнее использовать сторонний сервис, потому что университеты в России привыкли все делать сами.

И всё же – что делать с преподавателями, не готовыми использовать контент, разработанный кем-то другим?

Ключевое значение здесь имеет мнение и потребности студентов. Онлайн-курсы поддерживаются университетами, которые их разработали. Студент сам принимает решение о том, где он хочет изучать дисциплину - в своем или в другом университете. Либо такое решение может принять администрация университета, в котором реализуется образовательная программа. Например, некоторые студенты проходят основные курсы сейчас на платформе «Открытое образование» – историю, культурологию, инженерную механику - в своих вузах они экзамены и зачеты по этим предметам уже не сдают. С дисциплинами по выбору еще интереснее. Например, в УрФУ студентам были предложены наравне с 100 вариативными дисциплинами по традиционной технологии 10 онлайн-курсов МГУ. И 20% наших студентов ушли в онлайн. Другой вопрос, как университет будет использовать время преподавателей, которые ранее преподавали дисциплины в своем вузе. Здесь есть множество вариантов от вовлечение их в создание цифрового контента до внедрения новых методов, например, проектного обучения.

Некоторым вузам кажется, что если студент выбирает курс в другом месте, это умаляет их достоинство.

Для университета в настоящее время самое главное - иметь набор современных востребованных образовательных программ. Использование онлайн-курсов - это один из инструментов обновления содержания и перераспределения ресурсов между частями образовательной программы. Он позволяет либо дополнить содержание программы новыми элементами, либо вложить высвобожденные за счет онлайн-курсов ресурсы в наиболее важные дисциплины и модули. Например, в УрФУ мы выстраиваем следующую модель: руководитель программы, который выбрал онлайн-курс, получает сэкономленные средства в свой фонд развития. За счет этого он может вкладываться в новые онлайн-курсы, которые уникальны именно для нашего университета и могут обеспечить продвижение его программы на рынке, либо тратить больше ресурсов ключевые дисциплины программы, реализуемые в аудиторной форме.

Infographic_0112-02.png

Подтверждается ли гипотеза о том, что выход в открытое пространство интернета позволяет повысить качество образовательных программ?

Вопрос в том, что понимать под качеством. Есть звездные преподаватели, которые обладают самыми современными знаниями в своей дисциплине. Онлайн-курс позволяет передать эти знания любому человеку, хотя раньше они были доступны студентам одного престижного вуза. Это очень серьезный положительный эффект.

С другой стороны, стоит вопрос влияния технологий на качество обучения. Мы уже начали проводить исследования в университетах. Один положительный момент связан с самоорганизацией студентов: довольно быстро они понимают, что система более беспристрастна, чем преподаватель, и четко отслеживает регулярность и качество работы. Обычно при первом знакомстве с онлайн-курсами результаты незначительно падают. Зато со второй сессии успеваемость повышается на 5-10% по сравнению с традиционным форматом обучения. Другие заключения о влиянии технологий на качество образования делать пока рано. Через 2-3 года нужно посмотреть на то, как знания, полученные онлайн, повлияли на дальнейшее обучение студентов.

Довольно быстро студенты понимают, что система более беспристрастна, чем преподаватель, и четко отслеживает регулярность и качество работы.

Думаете ли вы о школьниках, которые могут использовать платформу для подготовки в институт?

На данный момент платформа «Открытое образование» работает преимущественно с курсами для бакалавров. Однако статистика показывает, что школьники тоже ими интересуются. Это и профориентация, и возможность для наиболее талантливых начать осваивать программы вузов на несколько лет раньше. Мы считаем, что школьник вполне может освоить онлайн-курс из университетской программы – математику, физику - и уверены, что такие талантливые школьники приходя в любой вуз смогут полученные сертификаты перезачитывать и получать возможность обучения на индивидуальных траекториях. Можно посмотреть на опыт зарубежных университетов, которые переносят первый год обучения полность в онлайн. Еще не поступив, можно за любой удобный срок пройти набор дисциплин первого курса и поступить сразу на второй.

Кроме этого, каждый университет работает со школьниками в формате онлайн на своих площадках. УрФУ реализует, например, с помощью онлайн-курсов работу с командами, которые создают продукты, близкие к их будущей профессиональной деятельности. Действия школьников анализируются, формируется цифровое портфолио, и именно оно служит основанием для пристального внимания к таким детям, их поддержки в старших классах, мониторингу при поступлении. Мы получаем очень мотивированных ребят, которые к тому же идеально профориентированы. Они уже понимают, что они будут делать в жизни и зачем им нужна четырехлетняя программа бакалавриата.

Мы считаем, что школьник вполне может освоить онлайн-курс из университетской программы – математику, физику.

Можно ли реализовать на практике концепцию образования в течение всей жизни? Например, для людей с неоконченным высшим, которым, чтобы продолжить обучение, сейчас приходится сдавать ЕГЭ.

Ответ на этот вопрос однозначно положительный. Например, возможна такая модель: сначала проучиться онлайн два-три года, получить сертификаты по базовым и профессиональным дисциплинам, сдать ЕГЭ и уже потом выбрать вуз под дипломный проект, поступить, пройти оставшиеся дисциплины при необходимости очно и защититься. Таким образом, онлайн-курс позволяет начать учиться в вузе до сдачи ЕГЭ в формате дополнительного образования.

Еще проще это станет при внедрении цифровых портфолио - это тоже одна из задач приоритетного проекта «Современная цифровая образовательная среда». Образовательные результаты будут в электронному виде плавно перетекать из одного учебного заведения в другое на протяжении всей жизни. Правила зачета таких результатов, по закону, каждый университет должен устанавливать самостоятельно. И гибкость в этом вопросе становится его конкурентным преимуществом.

Наталья Чеботарь