1

«Хочу, чтобы педучилища вымерли»

Майкл Стронг – преподаватель, идеолог обновления образования

Опубликовано: 29.01.2015


При участии Майкла Стронга в Америке были разработаны учебные программы для нескольких штатов и открыты инновационные школы Socratic, Montessori и Paideia. Помимо этого, он руководит образовательным проектом FLOW, нацеленным на развитие предпринимательского духа. Edutainme поговорили с Майклом о самообразовании, предпринимательском духе и школьном счастье.
Майкл Стронг

О сервисах, датчиках и медитации

Я обожаю образовательные технологии, в наших школах всё с ними связано. Будь то математика, естествознание или история, ученики могут посмотреть дома видео, скачать программу, пройти игру. Еще у нас есть различные приборы – например, датчики сердцебиения, которые надеваются на палец и позволяют измерять колебания сердечного ритма. Если оказывается, что дети встревожены, проводим медитацию. Единственная область, где от технологий мало толку – это взаимодействие с одноклассниками. Когда дети над кем-то издеваются или сплетничают, то от технологий становится только хуже. Технология – это просто инструмент: одному ученику подходит одно, другому – другое. Если дети в итоге приобретают навыки, не так уж важно, как именно. Я призываю учителей пользоваться широким спектром инструментов, а учеников – учиться в соответствии с личными интересами и целями. Лучший эксперт по вашему обучению – вы сами. Нужно взять образование в свои руки, пока вы молоды.

О самообразовании и предпринимательском духе

Я самоучка - всё, что мне хочется, изучаю сам. Технологии любят таких людей. Когда ученики задают мне вопросы, я говорю: «Google - ваш друг, вы должны уметь с ним обращаться. WikiHow расскажет, как делать все что угодно». Технологии освобождают учителя от рутины. У нас учитель – это скорее персональный тренер, который отвечает за мотивацию, помогает сделать хороший выбор. Он открывает детям разные способы мышления, учит выходить за рамки привычных стереотипов. Родители большинства наших учеников – предприниматели, поэтому они хорошо понимают, как важно быть уверенными в себе. Бизнесмены всегда изучают что-то самостоятельно, не обладая никакими степенями. И в США, и в России уже есть несколько поколений людей, которые не ходили на курсы, но прекрасно научились, например, программировать. Они читали онлайн-ресурсы, общались на форумах, просто учились сами по себе.

Когда ученики задают мне вопросы, я говорю: «Google - ваш друг».

О воспитании учителей

Разумеется, нам приходится быть в теме. Большинство наших преподавателей ездили на образовательную конференцию . SxSWedu в Остин, многие там выступали. Весь наш преподавательский состав очень подкован, причем на дипломы мы особенно не смотрим. Главное, чтобы люди были готовы развиваться, в любом случае мы им поможем. Школы . Монтессори и Вальдорф сами готовят учителей - я думаю, это неизбежно, когда люди разрабатывают какой-то выдающийся метод индивидуальной педагогики. На стороннюю помощь рассчитывать нельзя, и многими нашими учителями становятся наши же ученики, сумевшие пройти программу и прочувствовать, что к чему. Я бы вообще хотел, чтобы педагогические колледжи вымерли.

О правильных учебниках

Учебники – это пустая трата времени. Иногда они полезны для подготовки к специфическим экзаменам или как источники, но обычно проще заглянуть в Википедию. Вместо них мы используем новый сервис Trails, немного похожий на Pinterest и MindMap. Допустим, мы изучаем европейскую культуру XIX века: я выбираю какое-нибудь видео, игру, эссе, канал на Youtube, ты выбираешь что-то другое, а затем мы сравниваем. Каждый может подобрать ресурсы по настроению, не очень уклоняясь от государственной программы. Когда учитель предлагает одну модель изучения, это скучно. Вместо этого мы просто даем обязательную базу и говорим: «Давайте найдем лучшие игры и видео по этой теме». И ученики начинают искать, соревноваться, у кого лучше. Вокруг процесса обучения возникает какое-то движение.

О школьном счастье и благородном маркетинге

У родителей есть разные критерии: одни беспокоятся о результатах государственных экзаменов, других волнует поступление в колледж. Мне кажется, гораздо важнее заботиться о счастье детей, потому что многие несчастны в школах. У нас за сверхуспеваемостью никто не гонится, главное, чтобы дети были довольными и уверенными в себе. Не забывайте, что у многих предпринимателей успеваемость была так себе, зато они смогли продвинуться благодаря обаянию и убедительности. Не могу представить себе школу, которая помогала бы детям становиться обаятельными и блестящими продавцами.

Взгляните на людей, которые создают зрелищные видео, превосходную музыку или мастерски занимаются SMM. Научное сообщество терпеть не может всё это – брендинг, продажи, маркетинг. Тем не менее, значительная часть экономики построена людьми, которые создают красивые, завораживающие и убедительные вещи. Это побеждает.

Не могу представить себе школу, которая помогала бы детям становиться обаятельными и блестящими продавцами.

Говорят, что Силиконовая долина – это величайшее законное накопление капитала в истории. По сути, она создана из математики, песка и свободы. В Советском Союзе были великие математики, много песка и никакой свободы. Советское образование произвело на свет, бесспорно, лучших в мире математиков. Умных, но бедных. Стив Джобс, Майкл Делл и Билл Гейтс вылетели из колледжа и, возможно, не обладали достаточными знаниями, зато они создавали будущее. Многие американские бренды стали глобальными именно потому, что выигрывают по искусству, дизайну, креативности.

Почему бы не помогать талантливым детям? В прежние времена бытовало клише о голодающем художнике. Теперь, если ты создаешь маркетинговые видео, ты можешь построить замечательную карьеру. Правда, к этому нужно готовиться, а сейчас на творческих специальностях приходится осваивать кучу ненужного академического мусора. И это при том, что в 12-13 лет дети уже могут изобретать классные штуки.

О диктате государства и креативном разрушении

Во всем мире государство контролирует образование, но в США модель более гибкая. Конечно, экспериментальные школы есть в Швеции, Голландии, Новой Зеландии, Канаде и других странах, но образовательный рынок должен быть более разнообразным. Не бывает специальной Силиконовой долины в образовании, потому что государственные образовательные системы являются большими монополистами, чем Microsoft во времена расцвета. Большинство родителей отправляют детей в государственные школы, большинство учителей готовят для преподавания в государственных школах, все деньги идут в государственные школы. И государство диктует, что нужно делать на каждом уровне.

В традиционных культурах молодежь должна была подчиняться авторитету старших. В последние века или даже десятилетия подростки всё чаще не хотят делать то, что им говорят родители. Кажется, именно поэтому у старомодных авторитарных школ дела идут все хуже и хуже. Всё меньше людей готовы мириться с системой и уходят в альтернативные школы – домашнее обучение, дополнительное образование. Происходит креативное разрушение. Стив Джобс не мог изменить IBM, поэтому он создал нечто совершенно новое – Apple.

Государственные образовательные системы являются большими монополистами, чем Microsoft во времена расцвета.

О важности взгляда с другой стороны

Каждая инновация начинается с какого-нибудь помешанного ботаника. В 1970-е персональные компьютеры были хобби, постепенно становились более популярными, а через 40 лет появились у каждого. Так же и со здоровой пищей. Или с хорошим кофе. Волна начинается с первопроходцев, но постепенно захватывает весь мир. Старое восприятие образования сравни религиозному убеждению, оно почти сакрально. Часть меня тоже рада заставлять всех любить те же книги, изучать ту же науку.

Люди, получившие хорошее образование, часто становятся диктаторами в хорошем смысле слова.

Нам, интеллектуалам, нужно перестать быть диктаторами. Будь я старомодным преподавателем, то сказал бы: «Это важно, мы вас заставим». Я видел детей в неблагополучных американских районах, торгующих на улицах цепочками. Я подумал, что, если они изменят свой стиль и научатся другим манерам – а они очень убедительные, очень агрессивные продавцы – то смогут торговать недвижимостью и зарабатывать миллионы долларов. Их никто не учит продажам. Они ходят в школу, где их унижают из-за того, что они бедные. Несмотря на мое уважение к математике и хорошей литературе, я понимаю, что их жизнь стала бы лучше, если бы они знали, куда приложить свои предпринимательские способности. Человек, который хочет конкурировать на рынке, может предпочесть изучать рекламу, а не литературу. Нужно задуматься, а не стоит ли поменять пропорции того, что мы преподаем в школе.